Концепция Москва — Третий Рим

Концепция "Москва — Третий Рим" старца Филофея Псковского... Московское царство формировалось под воздействием мессианской идеи, доктрины о Москве — Третьем Риме, ставшей впоследствии основой русской государственности / геополитика.рус Православный мир
Государственная идеологическая концепция «МОСКВА - ТРЕТИЙ РИМ» актуальна и на современном этапе развития России

Концепция Москва — Третий Рим Филофея Псковского

Московское царство формировалось под воздействием мессианской идеи, доктрины о Москве — Третьем Риме, ставшей впоследствии основой русской государственности.

Необходимость создания новой идеологии обусловила принятие христианства на Руси (и не просто христианства, а православия — религии царственной Византии). На Руси вместе с новым вероучением появились письменность, новые законы и суды, новые землевладельцы и землевладельческие обычаи, имевшие византийский характер и служившие проводником всего византийского на Русь.

В 70-80-е гг. XV в. произошел целый ряд важнейших для русской государственности событий. В основном завершился процесс централизации русских земель. В 1480 г. пало монголо-татарское иго, а под натиском «безбожных турок» — Константинополь.

Со времени принятия христианства русская церковь находилась под влиянием константинопольского патриарха, играя все большую роль в жизни всех сословий русского княжества. Но в царствующем граде Константинополе «солнце благочестия померкло». Под этим впечатлением сложилась знаменитая теория о всемирно-исторической роли Московского государства — «Москва — Третьий Рим». Монах Псковского Елеазарова монастыря Филофей был уверен, что Россия — последняя страна, где сохранилась истинная православная вера в своем первоначальном, неиспорченном виде. «Так знай, — писал Филофей Василию III, — что все христианские царства пришли к концу и сошлись в едином царстве… и это — российское царство; ибо два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не бывать!».

Если же подойти к идее о Москве как «Третьем Риме» старца Филофея глобально, то согласно ей в мире существует вечное по своей духовной сущности государство — Рим; земные его очертания могут меняться и могут носить разные названия. Рим — это наиболее могущественное государство мира. Первый Рим — это Древня Римская империя, которая со временем «закоснела в грехах» и по Божьему промыслу была уничтожена варварами. Второй Рим — его преемница Византийская империя. Ее грех — заключение с католиками Флорентийской унии 1439 г., после чего Божьим наказанием стал захват ее турками. После этого Третьим Римом как единственно крупным оплотом православия стала Москва, являющаяся столицей не только могущественного государства, но и оплотом духа и нравственности, которая должна стоять вечно. Вообще, первоначально концепция Третьего Рима опирается на очень древнее ветхозаветное предание — учение о «переходящем» царстве. После падения Константинополя греки разработали данную теорию и сами же указали в качестве нового его воплощения Московское государство. Выбор пал на Москву в связи с тем, что в тот момент это было едва ли не единственное суверенное и независимое государство с православной религией.

Послание старца Филофея — это уникальная пространственно-временная эсхатологическая теория. Рассмотрение ее с чисто идеологической и политической точек зрения приведет только к превратному осмыслению, искажению основного смысла — смысла глубоко нравственного и религиозного. Но Филофей не остался равнодушным к возвышению Москвы и Московского государства и совпадению двух планов — религиозного и идеологического, не раз оказывавшихся причиной придания данной теории совершенного иного смыла, идеологического контекста и полного ее переосмысления.

К тексту послания Филофея была впоследствии привязана политическая концепция «Москва — Третий Рим», согласно которой Россия есть наследница не только политической идеологии, но и территории Византийской империи. Именно псковского монаха стали рассматривать в качестве родоначальника этой концепции, и указанное мнение до сих пор господствует в трудах, посвященных русской политической идеологии эпохи Московского государства.

Политическая и правовая идеология Московии отражала состояние крепнущего в своих материальных и духовных силах, растущего территориально, гордого и независимого государства. С теорией «Москва — Третий Рим» должно было явиться впервые и сознание духовной самостоятельности русской церкви. Когда, сто лет спустя, русская церковь добилась, наконец, формальной независимости от Византии, получив собственного патриарха (1589), московская всемирно-историческая теория давно уже была официально признана. Национальное возвеличивание русской церкви было делом столь же духовным, сколь и политическим. Выдвижение «единого во всем мире царя православного», признание православной веры единственно правильной, ортодоксальной в огромной мере способствовали пробуждению, росту и достижению русского национального самосознания. Для того чтобы провести в жизнь и общество новое понятие национальной русской церкви, недостаточно было только воли царя и более или менее отвлеченной теории. Необходимо было содействие самих патриархов, поэтому церковь, делаясь национальной, становилась и государственной.

Новая государственная идеология была призвана отразить небывалый рост патриотического сознания народных масс, формируемого церковью в направлении не только воссоединения всех исконных русских земель, но и как Богом избранного народа после свержения ига и падения Константинополя. По образному выражению С.Ф. Платонова:

«нарождалось в Москве что-то новое и небывалое. Книжные люди позаботились дать этому новому и небывалому определенную форму, стиль которой отвечал историческому кругозору и литературному вкусу их времени».

В итоге формирование российского самодержавия нашло отражение в его феноменальной государственной идеологии, складывающейся с конца XV в. Ее смысл четко выражали необычайно емкие формулы «православное царство» и «Москва — Третий Рим», носившие характер политических мифов.

Российский вариант идеологии становления национального государства явился своеобразным симбиозом европейских политических теорий о римских имперских истоках светской власти монархов и идей национального мессианства, истоками которых были доктрины Византийской империи. В. Д. Бакулов в связи с этим отмечает:

«Таким образом, результатом духовного освоения новых исторических и политических реалий, связанных со становлением и утверждением в системе международных отношений Московского централизованного государства, стала разработка сложного комплекса идей и доктрин, включающих в себя как ряд определяющих теоретико-богословских постулатов, так и положения и формулы идеологической и политической практики, на них основанные или органически с ними связанные, правильно понимаемые лишь в их содержательном контексте. Одной из своеобразных, ярких, а самое главное — концептуальных форм выражения этого комплекса идей и выступает доктрина “Москва — Третий Рим”, изложенная в посланиях монаха псковского Елеазарова монастыря Филофея и ряда его неизвестных продолжателей»

Государственная идеология «православного царства» на Руси была сформулирована как свод основополагающих постулатов, обусловливающих вотчинно-теократические идеи о происхождении, характере и содержании самодержавия. Центральной из них, на наш взгляд, была не столько идея о божественной природе царской власти, сколько о самодавлеющем ее значении.

Другая доктрина «Москва — Третий Рим» была призвана закрепить официальную идеологию и политику самодержавного государства, придать ей общенациональный и изоляционистский от Европы характер.

В ее основу были положены три идеи. В послании Филофея с удивительным лаконизмом сформулированы идеи о всемирном значении образования Московского государства и о мессианской его роли по отношению к православным и другим народам. В последних словах старца выражен смысл всей доктрины. Напомним, что средневековому человеку была присуща своеобразная узость мышления, в основу которого были положены символы Священного Писания. Всякому, кто был с ними знаком, становилось ясно, что по достижении основной цели — превращении Москвы в Третий Рим — его ждет тысячелетнее царство. И напротив, если Москва падет, то неизбежен конец света. Таким образом, выбор человека становился предопределенным и очевидным.

Таким образом, основой национальной идеологии российской государственности стали теории не западноевропейской сословно-представительной монархии, а византийского цезаризма, которые в наименьшей степени отражали традиции древнерусской цивилизации, но в большей — потребности идеологического обоснования самодержавия. Следует отметить, что доктрина «Третьего Рима» практически не использовалась Россией в дипломатических отношениях с европейскими государствами. Она была больше призвана служить обоснованию исключительного значения православия и церкви в государстве и обществе и религиозного неприятия чего-либо нового во всех сферах жизни.

Формирование новой по отношению к древнерусской государственности идеологии не было единовременным актом. Оно продолжалось целое столетие и явственно отражало тенденции и противоречия опережающей политической централизации, которые неизбежно проявились и в развитии Русской православной церкви. Именно как проведение государственной политики уже при Иване Грозном (1547) оценивает государство канонизацию святых. В первый год самостоятельного правления Грозного канонизировали 22 святых. Год спустя — еще 17 угодников. Таким образом, в течение нескольких лет в России канонизируется больше святых, чем в предшествующие пять веков.

Идеологема «Москва — Третий Рим» является смысловой основой мессианской концепции периода образования Русского централизованного государства. Прозрения Филофея точно отражали и политические реалии того времени — смену политической парадигмы: удельноместническая политика с ее своекорыстием. Рядом с властью великого князя московского не оставалось других, сопоставимых с ней политических сил. В определенной мере этому способствовала женитьба Ивана III на Софье Палеолог. И хотя Софья была царевной уже не существовавшей Византийской империи, вместе с гербом Византии — двуглавым орлом — на Московское княжество как бы переходило ее религиозное и политическое призвание. Москва фактически становилась преемницей Византии и в политическом, и в религиозном отношении. Вот почему идея старца Филофея о богоизбранности русского народа сразу же получила широкий общественный резонанс. Почти одновременно с ее разработкой родилась целая серия книжных сказаний, слов, повестей, развивающих ее. В посланиях Филофея содержится глубокий историософский образ страны, разработан наиболее глубинный пласт духовного освоения реалий новой исторической ситуации. Более того, теория «Москва -Третий Рим» настолько верно воспроизводила общий смысл эпохи, тактично угадывала настроения современников, что скоро была усвоена даже правительственными сферами, вошла в государственные акты, чем оказала огромное влияние на развитие русского самодержавия. Во всяком случае между идеей исторического призвания Московского государства и концепцией самодержавия князей и царей московских прослеживается вполне определенный и заметный параллелизм.

Автор: Надежда Жукова

geopolitics.rus