Румыния научит белорусов любить Европу

8d9d26af278a9de86db56836afb19535

Светлана Тихановская и премьер-министр Румынии Николае Чукэ. Иллюстрация: сайт Тихановской

Попытки оторвать Белоруссию от России предпринимаются довольно долго. Запад, стараясь расколоть Союзное государство России и Белоруссии, ради достижения своих целей готов идти на всё. Поэтому зачастую евро-атлантическое сообщество использует нестандартные приёмы.

27 ноября самозваный президент Белоруссии Светлана Тихановская прибыла с официальным визитом в Бухарест, столицу Румынии. «Национальный лидер Белоруссии» приехала в Бухарест по приглашению министра иностранных дел Румынии Богдана Ауреску. Кто-то скажет, что Румыния — это не та сила, которую следует опасаться. Чтобы убедиться в том, что Румыния может сильно навредить России на белорусском направлении, достаточно посмотреть на темы, которые Ауреску обсуждал с Тихановской. Так, помимо «Восточного партнёрства», они обсуждали помощь змагарам («белорусскому гражданскому обществу»), причём небезрезультатно. Ауреску и самозванка договорились, что с нового года будет возобновлена программа стипендий для белорусских студентов в университетах Румынии.

Кроме того, Румыния и подельники Тихановской рассмотрят возможность организации стажировок для юных свядомых в сферах дипломатии и администрирования, чтобы тем самым подготовить кадры для змагарской Белоруссии. Впрочем, Румыния не одинока в своём стремлении подготовить змагарские кадры. Например, 5 декабря подельники Тихановской радостно сообщили о том, что визовая программа Министерства иностранных дел Чехии «Гражданское общество» распространяется на Белоруссию и, что особенно важно, первые змагары обоего пола уже получили чешские визы.

Конечно, Румыния не вчера начала помогать свядомым. Сам Ауреску в ходе встречи с Тихановской напомнил, что ещё в сентябре 2020 года Румыния вместе с Польшей и Литвой приняла Совместную декларацию о поддержке трансформации Белоруссии и последующих шагах, на основании чего Европейский союз утвердил план экономической помощи для Белоруссии в размере 3 млрд евро. По его словам, Румыния выделила в поддержку свядомых 275 000 евро через Европейский фонд за демократию и 35 000 евро в поддержку международной платформы ответственности за Белоруссию.

Интересно, что на следующий день, 28 ноября, в ходе переговоров с премьер-министром Румынии Николае Чукэ «национальный лидер Белоруссии» просила «оказать максимальную поддержку инициативам, направленным на укрепление независимости и белорусской национальной идентичности». То есть, по мнению змагаров, Румыния, всячески поддерживающая молдавских унионистов, должна будет оказывать содействие в увеличении числа свядомых.

Тихановская же, пообщавшись с румынскими парламентариями, выступила с заурядной речью на «Мюнхенской конференции лидеров». Правда, в ходе своего визита самозванка успела встретиться со змагарской общиной Румынии и выступить в Университете Бухареста, в котором со следующего семестра начнётся курс «белорусоведения».

Любопытно, с чего бы вдруг Румыния так резко решила начать изучение Белоруссии? Да и что же там будут преподавать? К счастью, Тихановская дала хорошую подсказку насчёт румынского «белорусоведения». 27 ноября самозванка обратилась к своим сторонникам:

«Сегодня — день, который почти не вспоминают в учебниках истории. Только 20−30 лет назад широкому кругу беларусов стало известно о Слуцком вооружённом восстании. Это важная часть нашей истории. В 1920 году в Слуцке было поднято восстание: белорусы хотели отстоять своё право жить в Белорусской Народной Республике — в Белорусии, свободной от любой другой власти, кроме белорусской».

«Национальному лидеру Белоруссии» не впервой говорить полуправду. Дело в том, что 27 ноября произошло именно первое боестолкновение Слуцкой бригады с Красной армией. Что касается политической составляющей, то Тихановская беспардонно лжёт. 14 ноября 1920 года вышло Постановление Белорусского съезда Слутчины о провозглашении Белорусской Народной Республики в «этнографических границах», в котором были такие пассажи:

«Съезд категорически протестует против оккупации родных земель чужацкими наездами и против самопровозглашённой советской власти, такой как правительство Кнорина (речь идёт о Вильгельме Кнорине, занимавшем в 1920—1922 гг. должность секретаря Центрального бюро КП (б) Белоруссии. — П. М.), и другие, которые образовались в Белоруссии… Мы искренне приветствуем нашу сестру Польшу».

То есть даже в своём обращении будущие свядомые повстанцы признались в том, что Польша для них — это не враг, а союзник и родная страна. Кроме того, сохранился ещё один документ, указывающий на то, что свядомые, восставшие в Слуцке, были врагами исключительно Советской России. Мы имеем в виду протест Слуцкой рады Белорусской Народной Республики к советскому правительству в связи с намерением Красной армии занять Слуцк. Следовательно, слуцкие свядомые вовсе не были против оккупации Польшей территории Западной Белоруссии. Зато всю злость и агрессивность предшественники змагаров выражали исключительно в сторону Советской России. Заметим также, что польские войска, ушедшие по условиям перемирия со Слутчины, передали власть свядомым антисоветчикам. Следовательно, Слуцкая рада Белорусской Народной Республики, имевшая собственную печать, была проводником влияния Польши, собиравшейся создать марионеточную независимую Белоруссию для ведения опосредованной войны с Советской Россией.

Вот и Тихановская в своём заявлении недвусмысленно указала, что фетишизация Слуцкого восстания 1920 года направлена против России:

«Это был не „голодный бунт“, которых в те годы было много на осколках Российской империи. Это было движение, в котором и крестьяне, и интеллигенция защищали идею существования Белоруссии. Люди, которые даже не были профессиональными военными, боролись против гораздо большей армии. Они не имели многолетней подготовки — но имели достоинство и цель жить в своей свободной стране, а не быть частью чужой империи».

Про чужую империю самозванка квакнула не по адресу, так как именно Слуцкая рада БНР считала Польшу сестрой и не осуждала польскую оккупацию Западной Белоруссии. Что же касается попытки змагаров выставить Слуцкое восстание неким событием, доказывающим чаяния белорусов, то её можно разгромить с помощью статистики. В 1913 году, до Первой мировой войны и Гражданской войны в России, на территории современной Белоруссии проживало около 6, 899 млн человек. В боевых действиях на стороне Белого движения, выступавшего «за единую и неделимую Россию», приняло участие около 30 000 уроженцев Белоруссии. Ещё большей поддержкой у населения Белоруссии пользовалась Советская Россия, так как только в 1920 году в рядах Красной армии служило 65 000 этнических белорусов. А что же со Слуцким восстанием? Свядомые утверждают, что в Слуцкой бригаде состояло 4 000 человек. Чтобы раздуть число сторонников идеи самостийности, змагары добавляют, что в резерве у повстанцев было ещё 6 000 человек, тем самым увеличивая число реальных участников восстания и тех, кто гипотетически мог в нём участвовать, до 10 000 человек. Даже если принять эту цифру и сравнить с тем, что за Белое движение сражалось 30 000 человек (а ведь были и те, кто мирно жил и просто сочувствовал А. И. Деникину и А. В. Колчаку), то всё равно на деле получится, что число свядомых было меньше количества тех белорусов, кто видел своё будущее в составе любой России, хоть белой, хоть красной.

Что касается оснащения и вооружения повстанцев, то информация, которую иногда предоставляют предвзятые змагарские источники, подтверждает тезис о том, что Слуцкое восстание 1920 года было антисоветским мятежом, организованным самостийниками при поддержке Польши. Так, изначально у восставших было 500 винтовок, однако затем польские власти почему-то передали самостийникам 300 винтовок, большинство из которых было непригодно из-за отсутствия прицелов. То есть Польша пыталась оказать помощь повстанцам. К тому же свядомые отмечают, что находившаяся в Польше и подконтрольная Варшаве Белорусская военная комиссия смогла передать слуцким повстанцам какое-то количество пулемётов и винтовок из Лунинца. Словом, очередной аргумент в пользу того, что Слуцкое восстание было мятежом свядомых-полонофилов.

Но, опять же, у змагаров другая логика. Тихановская из Слуцкого восстания сделала иные выводы:

«Прошло сто лет — но история повторяется. И мы должны знать уроки истории, чтобы не ходить по кругу войн и кризисов. Сейчас пропаганда пытается скрыть эту дату. Ведь Слуцкое вооружённое восстание доказывает, что наша нация самостоятельна, что беларусы могут защищать свою независимость. Если вы, как когда-то я, не знали о Дне Героев, почитайте о нём и расскажите своим друзьям. Ведь это история о том, как наши соотечественники взяли на себя ответственность за то, чтобы не быть жертвами — и быть настоящими защитниками».

Мало того, что «национальный лидер Белоруссии» не дружит с арифметикой (2022 − 1920 = 102), так ещё и несёт откровенную чушь, особенно если посмотреть на судьбу участников Слуцкого восстания. Так, командир 1-го Слуцкого полка Пётр Чайка перебежал от повстанцев к красным (потом его расстреляют).

Но лучше всего понять суть свядомых по биографии самого известного участника Слуцкого восстания — Радослава Островского. Во-первых, сразу же после поражения Слуцкого восстания Островский, имевший отчество Казимирович, бежал в Западную Белоруссию, находившуюся под властью Польши. Впрочем, а чего ещё можно было ждать от человека, родившегося в деревне Заполье Слуцкого повета Минской губернии в семье помещика, то есть в самой полонизированной среде? Во-вторых, Островский в 1921—1939 гг. не только сотрудничал с Коммунистической партией Западной Белоруссии, но и активно работал с польскими властями, например участвовал в создании Польско-белорусского товарищества, а в 1934 году был депутатом Сейма Польши. Таким образом, политика этноцида, проводившаяся польскими властями в Западной Белоруссии, (см. Тихановская не одобряет освобождение Западной Белоруссии от польской оккупации) не мешала Островскому пытаться делать карьеру. В-третьих, после начала Великой Отечественной войны, в 1941 году, Островский был назначен немецкими оккупационными властями начальником управы Минского округа, а позднее ему удалось побыть бургомистром в Брянске, Смоленске и Могилёве. Позднее, в 1943 году, гитлеровцы назначили его президентом Белорусской центральной рады. А 23 февраля 1944 года исполняющий обязанности генерального комиссара Белоруссии обергруппенфюрер СС Курт фон Готтберг поручил Островскому сформировать Белорусскую краевую оборону, отметившуюся карательными экспедициями против партизан и мирного населения. Сдавшийся союзникам Островский жил в Федеративной Республике Германии, а затем в США, где и умер.

А что касается Тихановской и Ко, то Слуцкое восстание 1920 года лишний раз говорит о том, что свядомые — это и есть настоящие враги белорусов. Это они, предшественники змагаров, вместе с Янушем Радзивиллом в 1648 году истребляли жителей Пинска, мечтали возродить Польшу в 1812 году при помощи Наполеона Бонапарта и помогали гитлеровцам в 1941—1944 гг. осуществлять истребительную политику в Советском Союзе. Сейчас они надеются при помощи евро-атлантического сообщества, в том числе Румынии, переформатировать белорусское общество и открыть очередной фронт против России.

Источник: eadaily.com

Оцените статью
( Пока оценок нет )
geopolitics.rus
Добавить комментарий