Так кто же в России обеспечит промышленный и экономический рост?

53dfefc2d4bf4b64bbaa970d07a0cb22 Политэкономия

В условиях СВО норма накопления в России должна быть не ниже, как сейчас, а выше, чем в среднем по мировой экономике!

В своем обращении к Федеральному Собранию президент Владимир Путин сформулировал три задачи в области экономики и изложил свои предложения по каждой из них:

«Первое. Будем расширять перспективные внешнеэкономические связи и выстраивать новые логистические коридоры».

«Второе. Нам предстоит существенно расширить технологические возможности российской экономики, обеспечить рост мощностей отечественной индустрии».

«Третье. Важнейший вопрос повестки развития экономического роста – это новые источники финансирования инвестиций».

Вторую и третью задачи можно объединить: обеспечение промышленного и экономического роста и изыскание источников финансирования для этого.

Промышленный и экономический рост начинается с инвестиций в основной капитал. Со строительства новых предприятий и расширения мощностей и технической модернизации существующих. Инвестиции в основной капитал – закупка машин и оборудования, строительство производственных зданий и объектов инфраструктуры, пуско-наладочные работы. Для оценки инвестиционной активности в стране используется показатель нормы накопления – отношение объема инвестиций в основной капитал к валовому внутреннему продукту (ВВП). На все прошлые десятилетия показатель нормы накопления в России колебался около планки 20%.

Много или мало?

В 30-е годы ХХ века, когда в СССР проводилась индустриализация, показателя нормы накопления не было. Однако историки ретроспективно оценили уровень инвестиций того времени, получилось не менее 40% ВВП. Поэтому нет ничего удивительного, что ежегодные приросты промышленного производства в СССР в те годы измерялись двузначными числами. Стала исполняться установка И. Сталина: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».   

 К середине 1930-х годов Советский Союз занял второе в мире место после США по уровню промышленного развития.

Можно российские показатели сравнить с Китайской Народной Республикой.  В 2018 году, по данным китайской статистики, норма накопления в Поднебесной достигла рекордного значения – 45%. И до этого на протяжении четырех десятилетий она никогда не была ниже 30%. Вот вам и секрет китайского экономического чуда.

Согласно расчётам МВФ и Всемирного банка, норма накопления по мировой экономике в среднем находится на уровне 25%.

Еще в 2012 году президент РФ в своем майском указе от 07.05.2012 г. № 596 постановил: «Правительству Российской Федерации принять меры, направленные на достижение следующих показателей:… увеличение объема инвестиций не менее чем до 25 процентов внутреннего валового продукта к 2015 году и до 27 процентов – к 2018 году». Сегодня никто во властных структурах РФ предпочитает не вспоминать полного провала этого задания. Не было даже разбора полетов.

Не обеспечивается поддержание даже имеющихся основных фондов в силу того, что перестали формироваться существовавшие ранее амортизационные фонды, а если они и формируются, то используются по нецелевому назначению. По данным Росстата, в 2017 году удельный вес полностью изношенных основных фондов компаний всех отраслей экономики составил в целом 17,9%, в том числе по машинам и оборудованию показатель был выше – 27,0%. В 2021 году эти показатели равнялись уже 21,7% и 30,2% соответственно. Мы наблюдаем медленный процесс разрушения даже имеющихся основных фондов, особенно главной их части – машин и оборудования.

В 2022 году задача повышения нормы накопления стала сверхактуальной. Как никогда остро встала необходимость импортозамещения, а это требует инвестиций в производство. И каковы итоги? Норма накопления в целом по прошлому году составила лишь 20,6%. Между прочим, в 2011 году накопление основного капитала равнялось 21,3% ВВП.  Идет топтание на месте, даже после 24 февраля зримых подвижек по части инвестиций в основной капитал нет. В абсолютном выражении инвестиции в основной капитал в прошлом году составили около 31 трлн руб. Чтобы выйти на уровень нормы накопления капитала в 27% (как предусмотрено майским указом В. Путина 2012 года), не хватает 10 трлн рублей.

Каковы источники финансирования инвестиций в основной капитал? В России это три основных источника. Во-первых, собственные средства предприятий. В 2005 году на этот источник приходилось 44,5% всех вложений в основной капитал, а в 2021 году (последние данные Росстата) – 56,0%. Во-вторых, средства государственного бюджета. По этому источнику доля составила в 2005 году 20,4%, а в 2021 году – 18,3%. В-третьих, кредиты банков; их доля равнялась соответственно 8,1% и 11,0%. Итак, предприятиям приходится полагаться, прежде всего, на самих себя. Доля государства за 2005-2021 гг. даже сократилась. А роль банковского кредитования как была, так и осталась очень скромной.

В 2022 году возможности финансирования инвестиций предприятиями из собственного кармана ухудшились. По итогам 2022 года чистые прибыли предприятий всех отраслей экономики (т. е. прибыли за вычетом убытков) составили 25,85 трлн руб., что на 12,8% хуже показателя предыдущего года. Число убыточных предприятий составило 26,1%.

Частично инвестиционный процесс в прошлом году был поддержан за счет увеличения бюджетного финансирования (в рамках Федеральной адресной инвестиционной программы). В обращении к Федеральному Собранию Владимир Путин говорил о государственной поддержке инвестиционного процесса: «С этого года действует и новый режим работы промышленных кластеров, в которых снижена фискальная и административная нагрузка на компании-резиденты, а спрос на их инновационную продукцию, которая только выходит на рынок, поддерживается за счёт долгосрочных заказов и субсидий от государства. По оценкам, эти меры должны обеспечить к 2030 году реализацию востребованных проектов в объёме свыше десяти триллионов рублей, причём уже в текущем году ожидаемый размер инвестиций может составить порядка двух триллионов. Обращаю внимание: это не просто прогнозы, а чётко установленные ориентиры». Суммы, конечно, впечатляющие, но этого недостаточно, чтобы выйти на уровень накопления основного капитала в 27% ВВП. К тому же уже обозначились   проблемы с федеральным бюджетом. Не исключено, что свои инвестиционные обязательства государство может скорректировать в сторону снижения. К тому же видно, что президент не очень приветствует усиление роли государства в экономике. Достаточно привести такую фразу из его доклада перед Федеральным Собранием: «Мы избежали избыточного административного регулирования, перекоса экономики в сторону государства».

Несколько увеличились в прошлом году объемы банковских кредитов предприятиям. Об этом в обращении к Федеральному Собранию сказал Путин: «В 2022 году объём банковских кредитов корпоративному сектору вырос, понимаете, вырос. Много было опасений на этот счёт, но рост зафиксирован, причём вырос на 14 процентов – это больше, чем в 2021 году, без всякой военной операции. В 2021 году рост составил 11,7 процента, а сейчас – 14».

Правда, проблемой банковского кредитования является то, что в основном это краткосрочные кредиты со сроками до 1 года. Это кредиты не инвестиционные, они предоставляются предприятиям для пополнения оборотного капитала.  Академик С.Ю. Глазьев отмечает, что в России «доля кредита в финансировании инвестиций составляет 15% по сравнению с 50–70% в странах-лидерах. То есть подавляющая часть инвестиций в основной капитал финансируется за счет собственных средств предприятий, что обеспечивает лишь простое воспроизводство экономики». Замечу, что среди стран-лидеров Сергей Юрьевич упомянул Китай и Японию.

Судя по посланию, президент Владимир Путин особые надежды в деле финансового обеспечения инвестиций возлагает на банковскую систему. А для того, чтобы банковские кредиты могли стать основным финансовым источником инвестиционного процесса, необходимо снижение ключевой ставки ЦБ, которая определяет процентные ставки банковских кредитов. В. Путин сказал по этому вопросу следующее: «По оценкам, уже во втором квартале текущего года инфляция в России приблизится к целевому уровню в четыре процента. Напомню, что в некоторых странах Евросоюза уже 12, 17, 20 процентов, у нас – четыре, ну пять — Центральный банк, Минфин между собой разбираются, но приближена будет к целевому показателю. С учётом позитивной динамики этого и других макроэкономических параметров формируются объективные условия для снижения долгосрочных кредитных ставок в экономике, а значит, кредит для реального сектора должен стать доступнее».

Российской экономике нужны дополнительные ресурсы для того, чтобы перестроиться, заявила на днях глава Банка России Эльвира Набиуллина на ежегодной встрече кредитных организаций с ЦБ, организованной Ассоциацией банков России. Развивая мысль Путина о необходимости наращивания коммерческими банками инвестиционного кредитования, Набиуллина сказала: «Потенциал кредитования приоритетных проектов может дополнительно увеличиться до 10 трлн рублей, это уже составляет 20% от корпоративного кредитного портфеля. Мы рассчитываем, что эти меры дадут дополнительный импульс для развития важнейших предприятий, важнейших отраслей».

 И вместе с тем через шесть дней после послания на сайте Банка России появился  следующий пресс-релиз: «Инфляционные ожидания населения на год вперед в феврале 2023 года возросли, сохраняясь на повышенном уровне. По данным опроса ООО «инФОМ», в ближайшие 12 месяцев граждане ожидают инфляцию 12,2%».

На днях Банк России обнародовал свой обновленный прогноз инфляции на 2023 год – 6,0%. При такой прогнозной оценке Банк России снижать ключевую ставку не будет. Она уже несколько месяцев сохраняется на уровне 7,5%. Это запретительный уровень ставки для долгосрочных кредитов.    

Следовательно, надежды на то, что «кредит для реального сектора должен стать доступнее», в обозримом будущем нет.  Обещанных дополнительных 10 триллионов рублей кредитов на инвестиционные проекты реальный сектор экономики вряд ли дождется.

Вопрос остается открытым.    

Источник: www.fondsk.ru

geopolitics.rus