Три метода сохранить страну. Секрет, который спасёт Россию от вымирания

d9cd8a78dfd2bba5156e233aad4e88c8 Внутренняя политика

Росстат опубликовал результаты исследования, предмет которого – сколько детей хотят родить гражданки России. Его результаты вызывают тревогу: снижается и без того невысокое число женщин, желающих стать многодетными мамами. Наряду с этим медленно, но верно растёт количество женщин, которые и вовсе не хотят рожать и воспитывать детей.

Подобные исследования проводятся раз в пять лет, и результаты приводятся в сравнении с данными 2017 года. Особенно интересен тот факт, что печальные тенденции фиксируются на фоне серьёзных мер государственной поддержки, принимаемых в последние годы. Так, может быть, дело не в деньгах?

Статистика, лукавая и страшная

Родить одного или двух детей хотят 71,6 процента русских женщин. По сравнению с показателями 2017 года – несомненный рост: тогда таковых было 65,3 процента. Однако число желающих иметь двоих детей осталось почти неизменным – оно подросло на 0,24 процента и составило 48,54 процента. Стало быть, на 6,05 процента увеличилось количество дам, которые думают родить хотя бы одного ребёнка.

А вот дальше – тоска. Число женщин, готовых подарить миру трёх чад, снизилось с 21,7 до 18,94 процента, четырёх – с 3,4 до 2,96 процента, пять и более – с 2,2 до 1,89 процента. А вот количество так называемых чайлдфри выросло с 2 до 2,41 процента.

Кому-то, возможно, показатели покажутся незначительными. Мол, доли процента, чего их обсуждать? Но если перевести всё это в абсолютные числа, то впору за голову хвататься. По данным Росстата, в России живут 78,8 млн женщин. И 0,41 процента – это 323 тысячи. То есть за пять минувших лет число женщин, отказывающихся иметь детей, выросло более чем на треть миллиона и на данный момент составляет без малого 1,9 млн!

Таким образом, рост числа женщин, готовых родить одного ребёнка (6,05 процента) почти сводится на нет снижением количества тех, кто хочет много детей и увеличением доли отказывающихся иметь детей вовсе – в сумме эта цифра составляет 3,92 процента.

У края пропасти

О том, что демографическая ситуация в стране аховая, – секрет Полишинеля. Однако многие не представляют всего масштаба беды. В стратегии «Россия-2050. Образ будущего», подготовленной в Обществе «Царьград», нынешнее положение вещей очерчено предельно чётко:

В 2021 году естественная убыль населения впервые в истории современной России достигла 1,04 млн человек, что более чем в три раза выше аналогичного показателя за 2019 год. В целом по стране в 2020 году число умерших превысило число родившихся почти в полтора раза,

– указано в документе.

Однако в ближайшие годы, по мнению экспертов Царьграда, на рождаемость повлияет ещё один негативный фактор: так называемая «демографическая яма» девяностых. Почти в два раза сократится число женщин в возрасте 20–29 лет, а ведь именно на них приходится примерно две трети родов.

Россия не просто вымирает – она вымирает стремительно. По итогам 2022 года суммарный коэффициент рождаемости в стране (среднее количество рождений на одну женщину репродуктивного возраста) составил 1,42 против 1,5 в 2021 году. Меж тем для простого воспроизводства населения этот коэффициент должен быть в диапазоне 2–2,15. Чтобы население страны росло за счёт рождаемости, необходимо значение от 2,17 и выше.

Президент России Владимир Путин обозначил ситуацию и задачи так:

На нашей территории сосредоточено порядка 40 процентов мировых природных богатств. А население – это лишь 2 процента от жителей Земли. Смысл сложившейся ситуации очевиден. Не реализовав масштабный, долгосрочный проект демографического развития, наращивания человеческого потенциала, освоения своих территорий, мы рискуем превратиться в глобальном смысле в «пустое пространство», судьба которого будет решаться не нами.

Дело не в деньгах

Итак, приходится констатировать печальный факт: за пять лет, несмотря на меры государственной поддержки семей, сколь-нибудь серьёзно повлиять на демографическую ситуацию не удалось. А главное – не произошло сдвига в общественном сознании в сторону многодетности. Напротив, мы имеем пугающую тенденцию на уменьшение количества многодетных семей и на рост числа женщин, вообще не желающих рожать и воспитывать детей.

В чём же дело?

Давайте не будем лукавить: совсем не в деньгах. Мировые лидеры по уровню рождаемости – Нигер, Чад, Сомали. Не просто бедные – нищие страны. Напротив, налицо тенденция: чем выше качество жизни в стране, тем меньше её граждане рожают.

Логично предположить, что количество детей в семьях связано в первую очередь с традициями и общественными установками. Вот, например, Израиль по данному показателю выбивается из ряда развитых стран: суммарный коэффициент рождаемости здесь 2,9. То есть обеспечивается не только воспроизводство населения, но и стабильный прирост. Для сравнения: в государствах ЕС этот показатель барахтается в районе 1,5.

В Израиле существует самый настоящий культ семьи, материнства и многодетности. Быть холостым и бездетным там просто неприлично. Этот культ всячески подогревается умной государственной пропагандой семейных ценностей.

А что у нас? Пропаганда эгоцентризма, индивидуализма и потребительского отношения к жизни сделала своё дело. Доминирующая общественная установка – вначале надо пожить для себя, обрасти движимым и недвижимым имуществом, а потом, годам к 30 (а то и после) думать о детях. Целью жизни считается личный успех, а не любовь и семья.

Многодетные родители в лучшем случае воспринимаются как чудаки, в худшем – как халявщики (нарожали, чтобы деньги от государства получать!). Слово «домохозяйка» чаще всего звучит пренебрежительно; произнося его, как правило, имеют в виду скучающую бездельницу, а не женщину-мать, хранительницу семейного очага. И пока в обществе преобладают такие установки, можно вкладывать сколько угодно денег в поддержку многодетных семей, можно угрохать на это даже половину государственного бюджета – толку не будет.

Что делать?

В мире, где главное – не быть, а казаться, людей даже за деньги не заставишь делать что-то, что роняет их общественный статус. Но именно здесь спрятан ключ к решению проблемы: многодетность должна стать модной, престижной, социально одобряемой. А чайлдфри должны восприниматься как исключения. Да, для внедрения новых общественных установок потребуются годы, но что делать, если иного выхода просто нет? А вот позитивный опыт перекодирования общества имеется: вспомним беби-бум в США в 40–60-х годах прошлого века.

С 1946 по 1964 год в США родились 78,3 млн малышей. Суммарный коэффициент рождаемости составлял 3,10–3,65, то есть в среднем американка детородного возраста имела более трёх детей.

Авторы стратегии «Россия-2050. Образ будущего» проанализировали опыт США и пришли к выводу, что американский успех обусловлен главным образом двумя факторами. Первый – грамотная информационная политика государства, культивирующая семейные ценности. И женщина-домохозяйка – жена и мать – стала здесь ключевой фигурой, быть ею стало престижно.

«Именно для них стали снимать сериалы – мыльные оперы, в которых женщина неизменно выступала ухоженной и красиво одетой женой, матерью и хозяйкой. Такая жизненная модель стала ролевой для американских девушек. Средний возраст вступления в брак для американских женщин в эти годы снизился с 22 до 20 лет», – указывают авторы документа.

Второй важный фактор: для многодетной семьи необходимо жизненное пространство. И Америка в 50-60-х годах XX века в массовом порядке переезжает из мегаполисов в пригороды, в личные дома. Для большинства граждан нашей страны пределом мечтания пока остаётся «клетка» в многоквартирном доме. Много ли детей в ней можно родить и воспитать?

Что с того?

Семья – главная ячейка воспроизводства и приумножения населения страны. Поэтому авторы стратегии «Россия-2050. Образ будущего» делают совершенно очевидный вывод:

«К 2050 году опорой, а также основной единицей общества и государства является многодетная семья с тремя и более детьми. Задача создания условий для нормальной жизнедеятельности семьи является главным приоритетом всей государственной политики».

Чтобы добиться этого результата, нужно решить три основополагающие задачи.

  • Первая: всю нормативно-правовую базу страны необходимо «заточить» под семью. Проекты законов и подзаконных актов обязательно должны проходить экспертизу – насколько они соответствуют политике народосбережения. Исключить вмешательство государства и всевозможных «общественных институтов» в семейные дела, запретить внесудебное изъятие детей из семьи – за исключением случаев, когда имеется явная угроза их здоровью и жизни.
  • Вторая: необходимо выработать государственную информационную политику, направленную на пропаганду семейных ценностей и многодетности. Фильмы, сериалы, ток-шоу – всё должно прославлять материнство. Женщина-мать – хранительница и берегиня – должна быть звездой этих произведений. А всё, что представляет семью и материнство в искажённом свете, не должно дойти до массового зрителя или читателя. Да, речь о цензуре. Да, либеральная публика привычно поднимет вой. Но когда страна вымирает, не до сантиментов.
  • Третья: государство должно всячески поддерживать индивидуальное жилищное строительство. Определённые шаги в этом направлении уже делаются, но их пока явно недостаточно.

Разумеется, желание стать родителями нельзя купить, но тем не менее финансовая поддержка семей с детьми имеет важное значение. Вероятно, имеет смысл её расширить – например, платить зарплату женщинам, полностью посвятившим себя рождению и воспитанию детей. Чтобы всё было официально: с трудовой книжкой, с пенсионными отчислениями и всеми сопутствующими льготами. Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что материнство – это тяжёлый труд. А в текущей ситуации – ничуть не менее важный, чем, к примеру, работа на оборонном предприятии.

Дзен Телеграм Подписывайтесь на наши каналы и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня. Поделиться:

Источник: m.tsargrad.tv

geopolitics.rus