Уроки гражданской войны в США показывают, почему Украина не может победить

Генерал Суровикин будет у Киева уже в следующем феврале, пишет Newsweek. Российские удары по украинской инфраструктуре нанесли серьезный ущерб боеспособности ВСУ. Вслед за падением Артемовска русские завладеют наступательной инициативой, считают авторы статьи, Майкл Гфеллер и Дэвид Х. Ранделл
Генерал Суровикин будет у Киева уже в следующем феврале, пишет Newsweek

Newsweek: усиление российских сил ведет к перелому в конфликте на Украине

Иллюстрация: mk.ru
Посол Майкл Гфеллер (Michael Gfoeller), Дэвид Х. Ранделл (David Rundell)

В первые годы Гражданской войны в Америке президент Авраам Линкольн вступил в ограниченный конфликт против людей, которых он все еще считал соотечественниками и с которыми стремился к примирению. Только после трех лет тупика он обратился к генералу Гранту с требованием добиться безоговорочной капитуляции противника. Грант, в свою очередь, дал волю генералу Уильяму Шерману, чтобы тот «заставил Джорджию выть» и помог довести войну до решительного, хотя и кровопролитного завершения.

Президент России Владимир Путин ждал всего полгода, прежде чем усилить натиск. Первоначальное наступление Путина было. Он ожидал быстрой победы, за которой последуют переговоры по главным для него проблемам: контроль России над Крымом, нейтралитет Украины и автономия для русского населения в Донбассе. Но Путин ошибся. Он не рассчитывал ни на столь жесткое сопротивление Украины, ни на массированное военное и экономическое вмешательство Запада. Столкнувшись с новой ситуацией, Путин изменил свою стратегию. Теперь он собирается «выпустить своего генерала Шермана и заставить выть Украину».

В прошлом месяце Путин передал генералу Сергею Суровикину общее командование военной спецоперацией России на Украине. Суровикин происходит из технологически продвинутых Воздушно-космических сил, и он сражался на земле в Афганистане, в Чечне и Сирии, где ему приписывают спасение режима Асада. Генерал публично заявил, что полумер на Украине не будет. Вместо этого он начал методично уничтожать инфраструктуру Украины точечными ракетными ударами.

Армии нужны железные дороги, и как Шерман системно разрушал пути, ведущие в Атланту, так Суровикин разрушает украинские электросети, питающие украинские железные дороги. Это погрузило украинские города в холод и мрак, но Суровикин, похоже, согласен с генералом Шерманом в том, что «война — жестокость, и смягчить ее нельзя».

Сейчас Россия перевела свою экономику на военный лад, призвала резервы и собрала сотни тысяч военнослужащих, в том числе мобилизованных и добровольцев. Эта армия оснащена самым современным российским оружием и, вопреки многим западным сообщениям, далеко не деморализована. С другой стороны, Украина уже исчерпала свои арсеналы и полностью зависит от военной поддержки Запада в продолжении боевых действий. Как отметил на прошлой неделе председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк Милли: «Украина сделала все, что могла».

Как только жирные черноземы Украины прочно замерзнут, начнется массовое наступление русских. По сути, оно уже началось на важном транспортном узле Бахмут, который стал чем-то вроде украинского Вердена. Мы ожидаем, что Бахмут скоро падет, и предсказываем, что без еще большей поддержки Запада Россия вернет себе Харьков, Херсон и оставшуюся часть Донбасса к следующему лету.

Как и весь Запад во Вьетнаме, Афганистане и Ираке, мы спотыкаемся об еще одно ненужное нам, но бессрочное военное обязательство. Украинские солдаты проходят обучение в Европе. Западные военные подрядчики уже обслуживают свою военную технику на Украине и эксплуатируют ракетные комплексы HIMARS. Американцы, состоящие на действительной военной службе, сейчас находятся на Украине для наблюдения за поставками оружия. По мере того, как российское наступление набирает обороты, мы ожидаем, что громкие голоса будут призывать к отправке все более современного оружия и, в конечном счете, натовских солдат на поле боя для защиты Украины. Эти голоса должны быть решительно отвергнуты по многим причинам. Вот только некоторые из них.

Целые поколения западных лидеров успешно работали над тем, чтобы избежать прямого военного конфликта с Советским Союзом. Сегодня эти лидеры признали, что, в отличие от Москвы, Запад не имеет особого стратегического интереса к тому, кто контролирует Донецк. Они определенно не хотят рисковать ядерной войной ради Харькова. Украина не является членом НАТО, и альянс не обязан ее защищать. Путин не угрожал никому из членов НАТО, но ясно дал понять, что любые иностранные войска, вступающие на Украину, будут рассматриваться как вооруженные силы противника. Таким образом, отправка войск НАТО превратила бы нашу опосредованную «прокси-войну» с Россией в настоящую войну с крупнейшей в мире ядерной державой.

Некоторые представили этот конфликт как «моральную игру» между добром и злом, но реальность значительно сложнее. На Украине нет развитой демократии. Это бедное, коррумпированное, однопартийное государство с жесткой цензурой, где закрыты оппозиционные газеты и политические партии. До военной фазы конфликта ультраправые украинские националистические группировки, такие как «Батальон Азов» (организация признана экстремистской, ее деятельность на территории РФ запрещена — Прим.), были решительно осуждены Конгрессом США. Жестокая кампания Киева против русского языка аналогична такой же политике канадского правительства, пытающегося запретить французский язык в Квебеке. Украинские снаряды убили сотни мирных жителей Донбасса, а сейчас появляется все больше сообщений о военных преступлениях Киева. По-настоящему нравственным поступком было бы начать переговоры, а не продлевать страдания украинского народа в конфликте, который он вряд ли сможет выиграть, не рискуя жизнями американцев.

Помимо всего прочего, в таких ситуациях, как украинский конфликт, всегда возможен неожиданный поворот событий, когда напряженность в одном регионе усугубляется и перетекает в другой. Растет вероятность того, что Тегеран нанесет превентивный военный удар по Израилю. Революционный режим в Иране сталкивается со все более серьезным народным восстанием. Новое правительство в Израиле намерено не допустить приобретение Ираном ядерного оружия. Ядерная сделка загибается, а вместе с ней и всякая надежда на ослабление санкций в отношении терпящей бедствия иранской экономики. Война объединит население страны в патриотической борьбе, подорвет способность Израиля нанести удар по Ирану и заставит Запад договориться об отмене санкций.

Мало кто сомневается, что Соединенные Штаты будут обязательно втянуты в любой конфликт между Израилем и Ираном. Что нас беспокоит, так это то, что последний поставляет России оружие для боевых действий на Украине, и Москва может почувствовать себя обязанной прийти на помощь своим союзникам в Тегеране. Именно из-за такого эффекта домино началась Первая мировая война. Кто ожидал, что убийство австрийского эрцгерцога сербским анархистом в Боснии приведет к гибели тысяч американцев во Франции? Нам не нужно повторение таких сценариев.

Возможно, мы ошибаемся. Возможно, зимнего наступления русских не будет, а может быть, ВСУ смогут его остановить. Однако, если мы правы, и февраль застанет генерала Суровикина у ворот Киева, мы должны трезво обдумать и честно обсудить как нация и как альянс степень нашей приверженности Украине и то, какие риски мы готовы принять на нашу собственную безопасность.

Оригинал статьи

Источник

 

Оцените статью
( Пока оценок нет )
geopolitics.rus
Добавить комментарий