Воссоединение Крыма с Россией: сегодня об этом можно и нужно рассказать

957fafe41fd58088d8a2a21241f9c529

Об оценках протестной активности в Одесской области после нацистского переворота в Киеве

Свидетельство очевидца, подтверждающее отсутствие у России каких-либо военно-стратегических планов в отношении Украины до вероломного захвата государственного центра этой страны наемниками Запада в феврале 2014 года

В конце марта 2014 года автор этих строк уже месяц находился в Москве, после того как сразу после бандеровского путча в Киеве 24 февраля покинул Одессу. Оставаться там у меня не было причин, поскольку хозяева телекомпании, где я работал главным редактором, приказали изъять из эфира весь антинацистский и антизападный контент, который составлял основу нашего вещания.

Примерно 28 марта 2014 года мне позвонил один давний знакомый. Настолько давний, что его неожиданный звонок меня немало удивил. В своё время он был шефом МГБ Приднестровья и знал меня как корреспондента программы «Время», активно защищавшего права русского населения этой территории, подвергавшейся агрессии румынских нацистов.

Он попросил меня срочно подлететь в Симферополь «для небольшого разговора». Понимая, что такие люди просто так не звонят, и зная его как безусловного патриота России и Русского мира, я не счёл возможным отказать в этой просьбе. Правда, сказал, что у беженца с одним чемоданом нет средств на такие перелеты, на что получил ответ, что приглашающая сторона все расходы берет на себя.

С тем и вылетел. В то время суматоха вокруг Крыма была настолько кромешная, что в аэропорту Симферополя – столицы уже российского региона – пограничник в украинской форме поставил в мою «миграционку» штамп о въезде на… территорию Украины, а на обратном пути из Крыма в аэропорту Домодедово мой тогда еще украинский паспорт проштамповали как въезд в РФ из иностранного государства!

Воссоединение Крыма с Россией: сегодня об этом можно и нужно рассказать

Ощущение спонтанности всего происходящего возросло еще больше после того, как в бывшем офисе Службы безопасности Украины, где в то время уже разместились «вежливые люди» с характерным прищуром, по коридорам ходили офицеры в… украинской военной форме! На мой недоуменный вопрос, как это понимать, последовал сногсшибательный ответ: «Они ещё не успели переодеться».

Потом были беседы с немаленькими людьми, которые, что было хорошо видно, изо всех сил пытались разобраться в том, что вокруг происходит, и понять, что делать дальше. Тот факт, что для беседы с такими людьми мне понадобилось вылететь из Москвы в Крым, тоже является красноречивым указанием на то, что в столице в тот момент было не очень-то много людей, готовых вникать в украинские подробности.

Основной сутью этих контактов было желание собеседников узнать мое мнение, как человека, только что покинувшего Одессу, о ситуации в данном регионе. И о том, насколько он перспективен в видах дальнейших шагов России в отношении Украины. При этом мне было дано понять, что Одесский регион рассматривается в данном контексте наряду с рядом других вариантов, в частности с Донбассом.

Меня попросили составить на сей счёт своего рода аналитическую записку, в которой непосредственно изложить свои мысли по этому поводу. Никаких причин отказаться от этого, будучи патриотом нашей великой Родины, я не увидел, и на следующее утро, после бессонной ночи, эта записка легла на стол местному генералу.

Не знаю, что он с ней дальше делал, но на этом моя миссия была закончена, и мы распрощались. А поскольку рукописи не горят, в том числе и электронные, у меня сегодня есть возможность представить вам некоторые фрагменты этой оперативной аналитики. С той лишь оговоркой, что до сих пор понятия не имею, оказала ли она какое-либо влияние на ход дальнейших событий.

Тем не менее в этом материале делался вывод о неизбежности ожесточенной борьбы за Одессу как за ключевой город всей Новороссии и Северного Причерноморья. Об относительной сложности мобилизации на борьбу населения данного региона, а также о готовности киевской хунты к самым жестоким формам подавления местного антимайданного протеста, что, к сожалению, сбылось ровно через месяц – 2 мая 2014 года:

«ПЕРСПЕКТИВЫ ПРОТЕСТНОГО ДВИЖЕНИЯ В ОДЕССКОМ И ДРУГИХ РЕГИОНАХ УКРАИНЫ

Документ подготовлен 31.03.2014 г.

1. Оценка перспектив протестной активности различных регионов Юго-Востока.

Вполне очевидно, что наиболее эффективной формой реализации политической воли абсолютного большинства регионов Украины было бы одновременное совместное выступление данных регионов в защиту своих неотъемлемых прав. Однако этому препятствует неодинаковость условий существования, которые от региона к региону существенно отличаются.

В этой связи склонность того или иного региона к дестабилизации определяется прежде всего уязвимостью его социально-экономической базы. В данном контексте уязвимость ряда восточных регионов, таких как Луганский, Харьковской, Запорожский и Днепропетровский, где сконцентрирован основной массив промышленности высоких технологий, представляется существенно большей, чем уязвимость Одесской области, где таковой промышленности практически нет, а вся экономика построена на банальной купле-перепродаже в основном зарубежных товаров.

При этом политика нынешних властей Украины, которые буквально из кожи вон лезут для подрыва экономических и технологических связей с РФ, прямо работает на скорейшее усиление взрывоопасности промышленных восточных областей. На фоне общего кризисного состояния финансово-экономической сферы Украины именно эти регионы могут, в первую очередь, лишиться материальной основы своей социально-политической стабильности и, что называется, «закипеть».

При этом, можно сделать предположение, что данное развитие событий не просто предполагается, но и прямо поощряется киевской хунтой, которая практически не имеет шансов закрепиться у власти без провоцирования крупномасштабного конфликта на юго-востоке с втягиванием в него России и Запада. На это, в частности, указывают и беспрецедентно агрессивные заявления практически всех без исключения киевских узурпаторов в адрес России, подчеркивающие полное отсутствие у них склонности к поиску компромиссных решений. Такая провокационная деятельность хунты полностью укладывается и в долговременную стратегию Запада, который путем дестабилизации юго-востока Украины решает сразу несколько важнейших для него стратегических задач:

1. Уничтожает ненужную ему, но пока необходимую России украинскую промышленность высоких технологий, в т.ч. военного назначения.

2. Создаёт условия для лишения русскоязычного массива населения Юго-Востока материальной базы существования и на этой основе для масштабной зачистки нежелательного Западу и его галицийской агентуре этнически чуждого восточнославянского элемента.

3. Провоцирует массовый исход населения юго-востока Украины на территорию РФ, что, с учетом его масштаба, может нанести серьезный социально-демографический, а, следовательно – и политический удар по самой России, что облегчит Западу задачу её последующей дестабилизации.

Таким образом, следует сделать вывод, что наиболее предрасположенными к выходу из социально-политического равновесия являются промышленные регионы юго-востока Украины, экономика которых ориентирована на Россию. Одесский регион к числу таковых не относится.

2. Оценка перспектив развития ситуации в Одесском регионе.

В связи с полным самоустранением от политической борьбы так называемой традиционной элиты, и жёстким подавлением неформальных протестных лидеров, условия для оппозиционной активности в регионе становятся менее благоприятными. Этому же способствует разнузданная и односторонняя (в условиях практически полного подавления альтернативных СМИ) антироссийская и откровенно русофобская пропаганда, эксплуатирующая тезис так называемой «российской агрессии». В этой ситуации практически весь местный политбомонд находится в состоянии глубокой растерянности и крайней нерешительности…

Потенциал протеста в Одессе находится в прямой зависимости от социально-экономического положения его населения, которое, как и в целом по Украине, имеет устойчивую тенденцию к ухудшению, а также от степени жесткости репрессивной политики властей. Существующее и пока не ликвидированное организационное ядро позволяет в случае обострения обстановки быстро нарастить протестные силы как за счёт уже определившихся сторонников, так и благодаря общему подъёму населения.

С учетом того, что даже такие поводы как угроза нападения на ОГА в феврале и арест А. Давидченко вызвали многотысячную реакцию, можно предположить, что она окажется еще более массовой в случае дальнейших жёстких действий властей, либо их сторонников.

Следует отметить, что градус напряженности в городе постепенно нарастает, и на местном «евромайдане» уже прозвучали призывы «расстреливать сепаратистов». Нагнетают ситуацию и такие явно провокационные акции, как демонстративное сожжение «активистами евромайдана» георгиевских ленточек на Вечном огне в канун 70-летия освобождения Одессы от фашистов. Настроение лидеров одесской дружины таково, что в случае серьезной провокации они готовы прибегнуть к самым решительным действиям. Подтверждением тому, в частности, стала активная акция против «евромайдана» на минувшей неделе, когда дружинники фактически разогнали его очередной митинг у памятника Дюку.

Тот факт, что в городе находятся боевики (запрещённого в РФ) «правого сектора»* с огнестрельным оружием, которые пользуются всемерной поддержкой не вполне адекватного губернатора Немировского, упрекающего одесситов в отсутствии у них «украинской идентичности» и требующего сажать всех кто против «революции», побуждает лидеров протеста искать соответствующие ситуации решения. В частности, по их сведениям, установлен контакт с руководством дислоцированной в Чабанке 28-й механизированной бригады, которое якобы с пониманием отнеслось к их позиции.

В целом, вышеуказанные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что перспектива резкой активизации протестной активности в Одессе в случае дальнейшего ухудшения экономической ситуации и особенно ужесточения политики властей представляется весьма вероятной и заслуживающей эффективной поддержки.

3. Возможный сценарий обострения ситуации в регионе.

Киевская хунта, понимая исключительное стратегическое значение одесского региона, остающегося для неё после потери Крыма единственным оборудованным выходом к морю, будет делать все возможное для закрепления своих позиций в Одессе.

Это не в меньшей мере отвечает и интересам США, которые заинтересованы в обеспечении возможности базирования своих кораблей в черноморских портах Украины. А это неизбежно предполагает дальнейшее ужесточение политики Киева в отношении так называемых «сепаратистов» вплоть до полного их подавления.

Именно с этой целью выводимые из Крыма остатки украинских войск, в т.ч. подразделения морской пехоты, флота и ВДВ, направляются в данный регион. Предстоящие выборы вряд ли побудят власти к большей сдержанности, так как они опасаются, что это время будет использовано «антимайданом» для дальнейшего укрепления своих позиций, что сделает его зачистку в будущем весьма затруднительной.

Жёсткий курс властей в отношении оппозиции, который неизбежно будет сопровождаться силовыми эксцессами, вызовет ответную реакцию сил самообороны, которые уже достаточно организованы и «засвечены», чтобы просто капитулировать….»

Таким образом, оценка обстановки применительно к ситуации в Одесском регионе, изложенная в этом документе, особым оптимизмом не отличалась. И в этом смысле она, вероятно, совпала с выводами военно-политического руководства РФ, которое как раз в тот момент находилось в стадии выбора приоритетов в отношении Украины и направления дальнейших действий. Какой именно регион стал в этом отношении приоритетным на все последующие годы, сегодня знают все – это Донбасс.

Что же касается самой ситуации экстренного анализа и поиска путей реагирования на беспрецедентную агрессию Запада, маленьким винтиком которой оказался и автор этих строк, то она стала очевидным результатом отсутствия у России в тот момент и накануне государственного переворота в Киеве каких-либо военно-стратегических планов в отношении Украины.

То обстоятельство, что Запад пошел на фактический захват Украины путём организации вооруженного мятежа в её столице, по всей видимости, не рассматривался в Москве как наиболее вероятный. Наглядным подтверждением тому является выработка дальнейших решений Москвы уже в разгар самих событий и попытки осмыслить наиболее выгодные варианты с привлечением всех возможных источников. Согласитесь, что это никак не похоже на заблаговременную подготовку России к дестабилизации Украины и к захвату её территории.

И, соответственно, единственный логически обоснованный вывод заключается в том, что инициатором военно-политической катастрофы на Украине является Запад. А её непосредственным детонатором стал организованный и профинансированный Западом государственный переворот в Киеве. Именно это является точкой отсчёта новейшей украинской истории, которая на сегодняшний день деградировала до преддверия третьей мировой войны.

Источник: www.fondsk.ru

Оцените статью
( Пока оценок нет )
geopolitics.rus
Добавить комментарий