Война с Триморьем: России придётся ответить на вызов, какого не было со времён Петра Великого

b2f25bae5fc4bce1ff604fc70240b2e4

Запад сходит с ума. Несколько лет назад президент Франции заявил, что у НАТО умер мозг; Британия на наших глазах начала гибридную войну против Германии и всей континентальной Европы. Параллельно идёт формирование новых геополитических игроков. И одним из них может стать объединённая Восточная Европа.

Начав военную операцию против русофобской Украины, Россия столкнулась с объединённым ответом всего западного мира. Всего две страны Старого Света – Сербия и Венгрия – заняли открыто пророссийскую позицию; остальные с разной степенью интенсивности поддерживают Украину. Одним из лидеров русофобского движения, как и следовало ожидать, стала Польша – страна со старыми счётами к русскому миру, мучимая фантомными болями по поводу утраченного могущества. При этом именно Польша имеет наибольшие шансы стать главным бенефициаром грядущего распада и раздела Украины. Насколько далеко простираются польские амбиции и почему их удовлетворение закладывает фундамент под новую большую войну в Европе? Об этом Царьград поговорил с членом-корреспондентом Российской Академии естественных наук и Академии военных наук России Владимиром Козиным.

Царьград: Польша явно готовится к возвращению территорий, входивших в её состав до Второй мировой, так называемых «восточных кресов». Как вы считаете, что может стать для Варшавы сигналом к тому, что момент настал и теперь можно?

Владимир Козин: Можно предположить, что такой сигнал для нынешнего польского руководства поступит.

Во-первых, когда нынешний киевский режим перестанет оказывать вооружённое сопротивление союзным вооружённым силам России, ДНР и ЛНР;

Во-вторых, если нынешний украинский президент покинет Украину, добровольно отказавшись от своей должности, или если он будет отрешён от неё по каким-то причинам.

Ну и, в-третьих, если Россия и союзные с ней два названных государства в Донбассе не сделают чёткого заявления о недопустимости какого-то аншлюса любой части Украины со стороны любого государства НАТО под любым предлогом.

 Война с Триморьем: России придётся ответить на вызов, какого не было со времён Петра Великого

Территории, о возвращении которых мечтает польское общество, лежат восточнее «линии Керзона». Она отделяет земли, преимущественно населённые этническими поляками, от земель с украинским и белорусским населением. Источник: https://en.wikipedia.org/wiki/Kresy#/media/File:Curzon_line_en.svg

Исторически «восточные кресы» входили в состав Речи Посполитой. Может, и Бог с ними, пусть забирают? В конце концов почему мы должны быть против поглощения Галичины (родины бандеровщины и звериной русофобии) поляками?

В.К.: Может возникнуть новый очаг напряжённости в этой части Европы в качественно ином измерении, чем нынешняя ситуация, когда Украина начала свою третью по счёту масштабную агрессию против жителей Донбасса, не являясь полноправным членом Североатлантического союза. То есть может возникнуть вооружённое противостояние России, а также ДНР и ЛНР уже натовским государствам. Этого развития событий никоим образом нельзя допустить.

У поляков давние счёты с западными украинцами. Как правило, в этом контексте вспоминаются события Волынской резни. Но галицийское крестьянство и в XIX веке, ещё будучи в подданстве Австро-Венгрии, резало поляков при любом удобном случае. То есть конфликт у них настоявшийся, с хорошей многовековой выдержкой. После присоединения западных территорий к Польше, если таковое произойдёт, как там будут развиваться события? Стороны сольются в радостном экстазе совместной борьбы с русской угрозой или же поляки займутся денацификацией новых соотечественников?

В.К.: Наиболее вероятным представляется первый сценарий.

Если Россия не будет останавливать, как далеко готова зайти Польша? За Львовом и Тернополем заберут Одессу? Сформируют военно-гражданскую администрацию в Киеве? Как далеко готовы идти поляки, если не упрутся лбом в русский танк?

В.К.: Скорее всего, Варшава пойдёт по пути захвата как можно большего территориального пространства на Украине. Конкретные исторические примеры свидетельствуют, что поляки уже не раз пытались присоединить к себе чужие земли вооружённым путём.

Польша не действует сама по себе. Как вы отметили, она часть НАТО. Но само НАТО далеко не едино. Для той же Германии развитие и углубление конфликта с Россией – это потеря дешёвых энергоносителей и обрушение промышленности; для какой-нибудь Италии – от конфликта с нами тоже одни убытки. Кто является главными спонсорами и кураторами Польши в её нынешней политике?

В.К.: Думаю, что главными спонсорами имперских амбиций Польши являются США и Великобритания, которые уже давно создали в лице Польши государство со стабильной и неизменной политикой махровой русофобии.

И поэтому они так стремятся поучаствовать в поставке американских дальнобойных РСЗО Украине?

В.К.: И не только. Эти же амбиции толкают Варшаву на участие в программе ВВС НАТО «Балтийское воздушное патрулирование» с предоставлением своих боевых самолётов для участия в ней и своего воздушного пространства самолётам двойного назначения этого военного блока, то есть способным нести как обычные, так и ядерные боезаряды. В соответствии с теми же соображениями Варшава даёт право тяжёлым стратегическим самолётам ВВС США, сертифицированным под доставку СНВ (стратегических наступательных вооружений – прим. Царьграда), пересекать своё воздушное пространство при движении в сторону России. Теми же соображениями Польша руководствовалась при выдаче согласия на строительство оперативной базы ПРО США в Редзиково, на севере страны, которая будет оснащена не только оборонительными, но и наступательными видами вооружений, направленными на нашу страну. Во всех перечисленных случаях в линии Варшавы маячит один и тот же стратегический мотив: создание непосредственной угрозы для России в целом и для русского эксклава на Балтике – её Калининградской области, а также для республики Беларусь, к территории которой Польша имеет территориальные притязания. Что касается её причастности к поставкам РСЗО США повышенной дальности, то при их транзите через польскую территорию она вполне может заменить одну такую систему с дальностью стрельбы до 80 км на более дальнобойную, способную наносить удары на 300 км.

Хорошо. Текущая враждебность Польши не вызывает сомнений. Давайте немного отвлечёмся и посмотрим в перспективу. Сейчас польскому обществу, элитам, интеллигенции и рядовому обывателю очень нравится идея возрождения Речи Посполитой, государства, простиравшегося «от моря до моря». В современном варианте это концепция «Междуморья» (Intermarium), которую предполагается реализовать путём партнёрских программ с участием 12 государств. Под её претворение в жизнь создана и работает «Балто-Адриато-Черноморская инициатива» (БАЧИ), она же – «Инициатива трёх морей», известная также как Триморье. Насколько реален и опасен этот вызов?

Война с Триморьем: России придётся ответить на вызов, какого не было со времён Петра Великого

Вот так должна выглядеть «Инициатива трёх морей» в завершённом виде. Легко заметить, что она не только создаёт транспортную альтернативу России в меридиональном направлении, но и является кордоном, отсекающим страны старой Европы от наших ресурсов. Более того, достроенное Триморье будет способно заблокировать Новый шёлковый путь, который создаёт Китай, чтобы не остаться без доступа к европейскому рынку в случае открытого конфликта с США. Источник: https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Intermarium.png

В.К.: В нынешних условиях, а также в более отдалённой перспективе реализация инициативы под названием «Триморье» выглядит невозможной ввиду глубоких противоречий, которые существуют и будут существовать между потенциальными участниками названного проекта.

Если всё же допустить, что проект будет реализован, – в конце концов, за исключением Венгрии, восточноевропейские страны не так уж сильно цепляются за свой суверенитет, и если большим дядям в Вашингтоне и Лондоне очень понадобится, то все они «прогнутся». Тем более что экономические выгоды от такого сотрудничества вполне реальны. В свете этой возможности – не получается ли так, что чем успешнее действует Польша сейчас, тем больше оснований у Москвы поставить её в очередь на демилитаризацию в среднесрочной перспективе?

В.К.: Россия не в состоянии осуществить демилитаризацию всех государств-членов НАТО, и она не ставит перед собой таких задач. Но укреплять свою обороноспособность перед военной угрозой трансатлантического альянса в виде его комбинированных сил передового базирования, куда входят его ракетно-ядерные силы, противоракетные системы и силы общего назначения, Россия обязана самым эффективным образом.

Делаем выводы

Мы живём в эпоху геополитических сдвигов эпохального масштаба. Единый Запад расколот, пути Евросоюза и США чем дальше, тем больше расходятся, Великобритания фактически ведёт гибридную войну против континентальной Европы, используя в качестве инструмента для удушения немецкой экономики антироссийские санкции. Сама Россия пытается вырваться из геополитического угла, куда её загнали в результате крушения СССР.

Слом старых структур и блоков сопровождается строительством новых. В рамках этого процесса восточноевропейские страны впервые за много столетий получили шанс превратиться из прихожей западной цивилизации и вечно страдающей прокладки между Россией и настоящей Европой в реально значимого геополитического игрока, имеющего собственный вес, уникальные возможности и органично вписанного в геополитические расклады мировых центров сил. Реализуется этот сценарий или нет – вопрос дискуссионный. Однако то, что над его претворением в жизнь работают, – очевидно.

Формирование дееспособного Триморья станет большой геоэкономической проблемой для России, Китая и континентальных западноевропейских государств. Новая структура, просто в силу географического положения, постарается установить жёсткий контроль над транзитом китайских товаров и ресурсов из России. В современной системе мирового распределения труда Европа является одним из двух главных производителей высоких технологий и наукоёмкой продукции, Россия – крупнейшим экспортёром сырья, а Китай – главным производителем товаров широкого потребления. Посадив на транспортные пути между ними организацию, заинтересованную в получении ренты с транзитных потоков, Великобритания и Штаты получат эффективный инструмент контроля над евразийской трансконтинентальной торговлей и, соответственно, европейской промышленностью, а опосредованно – и над перетоком европейских технологий в Россию и КНР.

Для нашей страны реализация этого сценария будет означать возвращение к ситуации начала царствования Петра Великого. Москве придётся или снова силой оружия прорубать окно в Европу, или прилагать неимоверные усилия для развития собственных высокотехнологичных отраслей, нивелируя ценность экономического взаимодействия с европейскими странами, и в первую очередь с немецкой промышленностью. И именно этот выбор будет определять парадигму, в рамках которой будут развиваться события в ближайшие 10–15 лет.

 

*Высказанные в статье предположения и выводы являются мнением автора и могут не совпадать с мнением редакции и позицией эксперта, суждения которого отражают исключительно и только его собственные ответы на заданные вопросы.

Подписывайтесь на канал «Царьград» в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня. Поделиться:

Источник: m.tsargrad.tv

Геополитика.РУс
Добавить комментарий