Возвращение Новороссии открывает новую эпоху мировой истории

e22fff992afab51cd16611d47d10f1aa

Иллюстрация: pikabu.ru

Завершается длившаяся более ста лет эпоха распада и дезинтеграции. Дезинтеграции, расчленения-измельчения суверенных государств. Тех, которые обладают необходимым потенциалом для того, чтобы не на словах, а на деле обеспечивать защиту национальных интересов своих народов и могут быть действительно самостоятельными субъектами мировой политики, противостоять диктату международных финансистов и транснациональных корпораций.

Начало этой эпохе дезинтеграции было положено Первой мировой войной, в результате которой были «урезаны» и ослаблены Россия и Германия и канули в Лету Австро-Венгерская и Османская империи. Далее, по итогам Второй мировой войны, была полностью уничтожена, зачищена политическая субъектность Германии и Японии, а суверенитет Франции и Англии превратился в исчезающую, стремящуюся к нулю величину. Зато карты Азии, Африки и Латинской Америки запестрели многоцветьем новых, «молодых независимых государств».

К середине 80-х настала очередь России. Нарезанные большевиками в её теле квазигосударственные зародыши были вскормлены и вытащены на свет Божий архитекторами перестройки. Что, кроме тревог и жертв, нередко кровавых, эти новоявленные «суверенные франкенштейны» дали огромному большинству простых, бывших советских, людей — вопрос, очевидно, мало интересовавший «прогрессивную общественность» и «сильных мира сего». Зато на политической карте нарисовалась очередная партия (она же порция — кушать подано господа-товарищи глобалисты) из полутора десятков новосделанных «молодых независимых государств». И главное — политическая субъектность России была почти подавлена, казалось, что ей только и остаётся, что «входить в мировое сообщество», то есть становиться в очередь за указаниями у парадного подъезда «вашингтонского обкома».

Так на протяжении века «мировая закулиса» (по терминологии Ивана Ильина) медленно, но верно разрушала суверенные государства. Разрушала, чтобы устранить даже потенциальную угрозу своему господству, не допустить появления реальной цивилизационной альтернативы «свободному обществу». Для этого и плодила, часто не считаясь не только с историческими и экономическими реалиями, но даже и с элементарным здравым смыслом, своих клиентов — «молодые-независимые» политические фикции. Причём доходит до смешного. К примеру, «молодая-независимая» Босния и Герцеговина: живут три общины — сербы, хорваты и мусульмане. Жить вместе никогда не стремились, напротив, часто конфликтовали, доходило и до большой крови. Казалось бы, почему сербам из БиГ не воссоединиться с Сербией, хорватам с Хорватией — один народ, общая граница, огромное желание людей. Почему они не могут реализовать своё право на самоопределение, почему не дать людям спокойно жить? Но не тут-то было — нельзя (как же без почвы для будущих конфликтов). И продолжают лепить очередное «молодое-независимое», и денег на явную, заведомо нежизнеспособную несуразицу не жалеют. В Македонии аналогичная, по сути, история. Живут сербы, болгары, албанцы, есть общая граница. Почему не разойтись по национальным государствам? Но опять же — нельзя. Устраивают «суверенную» Северную Македонию, изобретают «македонский язык» и нацию соответствующую «формируют». В общем, «право народов на самоопределение» по факту получается каким-то сугубо односторонним, правом исключительно на отделение. А воссоединение народа на деле оказывается запрещено.

Характерен, кстати, и пример с Крымом. В 2014 году на Украине произошёл вооружённый госпереворот, исчезла легитимная верховная власть, начались массовые беспорядки и столкновения. Большинство населения Крыма и его местная власть, сохранившая свою легитимность, выражают намерение отделиться от «революционной» Украины и войти в состав РФ. Всё планируют сделать путём референдума со строгим соблюдением юридических процедур. Таковы объективные факты. Спрашивается, что должно делать «мировое сообщество», если оно действительно озабочено правами человека и правом народа на самоопределение? Ответ очевиден. Вариант может быть только один — выяснить, действительно ли крымчане хотят воссоединиться с Россией и есть ли у них реальная возможность реализовать это своё право. То есть надо прислать наблюдателей, посмотреть организацию голосования, поговорить с людьми и только после этого делать выводы.

«Мировое сообщество», однако, не стало затрудняться, а заранее объявило референдум «нелегитимным», включив нарратив про «нарушение норм международного права», «принципа нерушимости границ». И так и осталось неясным, почему это замечательное «право» по факту работает только в одну сторону — «на выход», легитимирует только отделение, которому и «принцип нерушимости» никогда не мешает. А как только воссоединение народа — тут сразу и «право», и «принципы», и чего только не наговорят — не наделают, не обращая внимания ни на пресловутые «права человека», ни на не менее пресловутую «волю народа», лишь бы не допустить укрепления любого национального государства.

И вот Россия воссоединением Новороссии обращает вспять вековую тенденцию распада суверенных государств и разделения народов, бросает открытый вызов «мировой закулисе» глобалистов. Этот российский вызов знаменует собой начало новой эпохи мировой истории. Эпохи открытой борьбы за право действительно свободного волеизъявления и возможность реального цивилизационного выбора для каждого народа, за подлинно демократическое сообщество по-настоящему суверенных государств.

Для дискредитации этой борьбы и используется механизм «международного права», который, собственно, и разработан для того, чтобы было удобнее — «легитимнее» загонять государства и народы в «глобальное стойло». И любителям ссылаться при «осуждении» действий России по реализации воли народа на этот «юридический инструментарий» — как «международным», так и доморощенным, из среды «высокоумной» и «высокообразованной» российской, точнее русскоязычной, интеллигенции, надо заметить следующее.

Право как таковое не существует само по себе, не из воздуха берётся. Его нормы, если они действительно носят правовой характер, не могут быть произвольны, возникать из пустоты, неизвестно откуда взявшегося «правового пространства» и существовать, цепляясь друг за друга посредством юридического крючкотворства. Право в целом и каждая без исключения его норма имеет своим основанием мораль. Прежде всего одну из её фундаментальных категорий — справедливость. Собственно, русское слово «право» и происходит от слова «правда». А латинское «юстиция» означает именно справедливость. Поэтому подлинное право и любая его норма, по сути своей, не могут быть аморальны и конкретно, в принципе, не могут противоречить справедливости. «Несправедливое право» — это противоречие в определении. И международное право, конечно, не исключение.

Поэтому и в вопросе определения границ единственным подлинно правовым принципом является принцип справедливости. Границы, нарушающие этот принцип, не просто искусственны, но и неправомерны по существу своему. И никакой «принцип нерушимости границ» тут ничего не меняет. Да и «принцип» этот, кстати, не принцип, а так — словоблудие, он сугубо произволен и заведомо фальшив. Границы всегда менялись, меняются и будут меняться. Просто потому, что жизнь не стоит на месте.

И тот, кто действительно хочет прочного мира вообще и для Украины в частности, не будет, очевидно, цепляться за искусственные границы, прикрываясь фальшивым «принципом». Да, что является справедливыми, а, значит, действительно законными границами украинского государства, — объективно вопрос непростой. Ясно, однако, что ни Крым, ни Новороссия в эти границы не входят. Лишнее доказательство тому — непрекращающиеся все 30 лет украинской «незалежности» политические конфликты, первопричиной которых как раз и является попрание исторической справедливости. А поскольку возвращение Новороссии есть именно акт её восстановления, то только оно и может послужить надёжной основой для заключения реального, прочного и подлинно легитимного мира.

И когда особо пылкая поклонница «международного права» премьерша Лиз Трасс заявляет, что надо «показать Путину», что «нельзя просто так захватить часть другого государства», то ей надо порекомендовать снять телефонную трубку и (поскольку Путин разговаривать с ней не станет), позвонить своему коллеге — израильскому премьеру Яиру Лапиду. Ему рассказать про «необходимость соблюдения норм международного права» и о том, что «нельзя просто так захватить» и т. п. А если она этого не делает, то приходится заключить, что фальшивым является не только «международное право», к которому она апеллирует, но также и её избирательное «возмущение» нарушением этого «права», такое же лживое, как современная британская «монархия».

Тем более что англичане — давно известные радетели «международного права». Вот, к примеру, чтоб далеко не ходить, — Северную Ирландию от Ирландии отрезали, и с кровью немалой. То есть пришли на чужую землю, натурально за море, к чужому и этнически, и по вере, и по языку народу, силой его подавили, а затем прирезали себе кусок его земли. И ничего, «международное право» не беспокоится, а «джентльмены» ещё и других поучают, не стесняются. А ведь Англия и Ирландия, мягко говоря, далеко не то же самое, что Россия и Новороссия — земли Россией освоенные и русскими заселённые.

Но у «международного сообщества», давно служащего ширмой для коллективного Запада, тем не менее виновна именно Россия. Виновна просто по факту укрепления своего государственного суверенитета. Собственно, этот факт сам по себе уже есть достаточный «состав преступления», по негласному пока ещё «правовому кодексу» «глубинного государства» глобалистов. И бросая возвращением Новороссии вызов этому «государству», Россия — не только её армия, но и власть, и народ — должны ясно осознавать масштаб предстоящей борьбы и делать всё необходимое для защиты своей земли, своего права на свободу.

Источник: eadaily.com

Геополитика.РУс
Добавить комментарий