Россия и Алжир: к вопросу о российско-алжирских отношениях

3b45691e7240762b5d3afcd5e273b488

Абдельмаджид Теббун и Владимир Путин. Иллюстрация: lejournaldelafrique.com

Россия и Алжир: к вопросу о российско-алжирских отношениях

Отношения Москвы и Алжира начали формироваться в момент, когда алжирский народ боролся за свою независимость от Франции в ходе войны 1954−1962 гг. Фактически советско-алжирские связи с самого начала закалялись в горниле войны: СССР совместно с египетским лидером-сторонником панарабизма Гамалем Абдель Насером предоставлял помощь Фронту национального освобождения. Уже в марте 1962 г. СССР и Временное правительство Алжирской республики установили дипломатические отношения.

Москва заняла сторону Алжира в чувствительном вопросе, связанном с проведением Францией, бывшей метрополией, в 1963 г. ядерных испытаний на полигоне в Реггане. Более того, в 1963—1965 гг. советские специалисты-саперы провели работы по разминированию алжирской территории. Напомним, в ходе войны за независимость ввиду многочисленных жертв Алжир среди арабских стран стал известен как «страна миллиона шахидов/мучеников» («баляд мильюн шахид»). Алжирское населения также страдало ввиду многочисленных испытаний французского ядерного оружия, что привело к росту числа поражений лучевой болезнью.

Для Алжира, как и для России, особенно важными являются вопросы, связанные с исторической памятью и недопущением фальсификации истории. Так, Фронт национального освобождения Алжира потребовал, чтобы Франция извинилась за резню, устроенную французской полицией против мирных алжирских демонстрантов в 1961 году в Париже, когда тогдашний начальник французской полиции в Париже Морис Папон отдал приказ подавить протест силой. Примечательно, что в ходе визита Эммануэля Макрона в Алжир в августе 2022 г. президент Алжира Абдельмаджид Теббун заявил, что будет говорить исключительно по-арабски, не переходя в разговоре с ним на французский. Франция и Алжир периодически сталкиваются в двусторонних отношениях с проблемой наследия колониального прошлого. Особо активно данная проблема продвигается нынешним алжирским лидером Теббуном.

Как отмечает Чрезвычайный и полномочный посол, заслуженный дипломат СССР и РФ Алексей Подцероб, для алжирского руководства при Хуари Бумедьене было особенно важно, что, «…проводя антиимпериалистическую политику, оно могло опираться на поддержку Советского Союза». Трагические события в Алжире, связанные с «черным десятилетием» 1990-х гг., когда страна погрязла в пучине исламистского террора и гражданской войны, отношения между Алжиром и Москвой, в особенности после распада СССР, достигли низшей точки. Экстремистские организации де-факто развернули террористическую кампанию против сотрудников российского посольства и российских специалистов. В данной связи Россия эвакуировала российских граждан, работавших в Алжире, сократив их численность до 700 человек в 1999 г.

В начале 2000-х гг. после постепенной стабилизации ситуации в Алжире при Абдельазизе Бутефлике: в 2001 и 2006 гг. он посетил Россию с официальными визитами. В 2008 и 2010 гг. ответные визиты в Алжир совершили Владимир Путин и Дмитрий Медведем соответственно. Более того, именно Алжир стал первой арабской страной, с которой Россия в 2001 г. заключила Декларацию о стратегическом партнерстве. Примечательным стало заявление бывшего спикера алжирского парламента Абдельазиза Зияри, посетившего Москву в 2008 г. во главе делегации:

«…Попытки навязать монополярный мир привели к кризису… в этих условиях становится особенно важной роль России, поскольку ее политический и экономический вес является залогом особой роли перед миром в сохранении стратегического баланса».

Алжир также ценит сбалансированную и уравновешенную позицию Москвы в чувствительном вопросе Западной Сахары, являющейся настоящим «яблоком раздора» между Алжиром и Марокко: Рабат предлагает расширить автономию в регионе Сахары под своим суверенитетом, в то время как Фронт ПОЛИСАРИО призывает к референдуму о самоопределении, что поддерживается Алжиром. Показательно, что Королевство Марокко отозвало своего посла в Тунисе после того, как президент Туниса Каис Саид принял главу движения Фронт ПОЛИСАРИО Брахима Гали, которое добивается независимости Западной Сахары.

В 1976 г. Советский Союз предпринял значительные дипломатические усилия для того, чтобы Алжир и Марокко не допустили перерастания противоречий в фазу горячего вооруженного конфликта. Позицию Москвы в советское время можно охарактеризовать как нейтральную с некоторым проалжирским уклоном. В свою очередь, США также официально придерживались нейтралитета, в большей мере поддерживая Марокко: однако в последние годы, особенно при Дональде Трампе, Вашингтон открыто принял позицию Рабата, что было высоко оценено королем Мухаммедом VI.

Сегодня в Москве по большей части исходят из того, что ситуация вокруг Западной Сахары напрямую не затрагивает интересы России: ключевым вопросом является недопущение полномасштабного вооруженного конфликта и его воздействия на российско-алжирские и российско-марокканские отношения. Министр иностранных дел России Сергей Лавров в октябре на встрече со специальным посланником генерального секретаря ООН по Западной Сахаре Стаффаном де Мистурой подчеркнул важность достижения справедливого и долгосрочного решения западносахарской проблемы.

В сфере энергетики российские компании «Роснефть» и «Газпромнефть» реализуют совместные проекты с алжирской государственной нефтегазовой компанией Sonatrach. В сентябре 2014 года Россия и Алжир подписали двустороннее межправительственное соглашение о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях. Как отмечает российский специалист по энергетике Станислав Жизнин, в 2005—2007 гг. «Стройтрансгаз» осуществлял строительство газопровода Сугер — Хаджрет Еннус, который был призван обеспечить поставки природного газа на электростанцию Хаджрет Еннус в провинции Типаза и другие населённые центры страны, а в 2006 г. компания начала работы по реконструкции газопровода Улед Джеллаль — Скикда («GK-1»), которая позволит существенно увеличить пропускную способность и надёжность газопровода.

В условиях антироссийских санкций со стороны Запада и введения ограничений на поставки российских углеводородов в ЕС именно Алжир рассматривается как один из потенциальных ключевых игроков по обеспечению энергетической безопасности континента. Альтернативным трубопроводом для поставок газа должен стать Транссахарский газопровод. В то же время как заявил посол Алжира в Москве Исмаил бен Амара, российские компании могут участвовать в строительстве Транссахарского газопровода. Бен Амара напомнил, что ранее министр энергетики Алжира Мухаммед Аркаб заявлял, что «…строительство участка газопровода в Нигерии завершено уже на 70%… теперь мы должны сконцентрироваться на отрезке в Нигере. Поэтому российские компании могут инвестировать свои средства и технологии в этот проект, не только ради экспорта газа, но и для укрепления развития государств региона».

Россия увеличит поставки зерна в Алжир, являясь ключевым партнером североафриканской страны в области сельского хозяйства. О достигнутых договоренностях сообщил Минсельхоз по итогам заседания российско-алжирской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству:

«Особое внимание уделяется вопросам развития торговли сельхозпродукцией, в том числе увеличения поставок российского зерна», — подчеркнул министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев.

Россию и Алжир также связывают тесные отношения в сфере безопасности и военно-технического сотрудничества. По-настоящему прорывным для развития российско-алжирского ВТС стал визит Владимира Путина в марте 2006 г. в АНДР, в ходе которого стороны согласовали списание советского долга в обмен на закупки российского вооружения на $ 5,5 млрд: тяжелых многофункциональных истребителей Су-30МКА, легких фронтовых истребителей МиГ-29СМТ и учебно-боевых самолётов Як-130, а также ЗРПК «Тунгуска», «Панцирь-С1», ПТРК «Корнет» и «Метис» и ЗРК С-300ПМУ-2 «Фаворит». В период с 2012 по 2017 гг. были подписаны контракты на поставку Алжиру истребителей Су-30МКА, танков Т-90С, ЗРК «Бук-М2Э», ударных вертолётов Ми-28НЭ, тяжелых транспортных вертолетов Ми-2, ПТУР, а также ДЭПЛ проекта 636 М и 636.1 «Варшавянка».

О привилегированности ВТС между Россией и Алжиром свидетельствует факт поставок ОТРК «Искандер-Э», который впервые был применён в ходе военных учений алжирской армии в ноябре 2020 г. Таким образом, Алжир стал лишь вторым обладателем ОТРК после Армении. Как отметил генерал Саид Шанегриха на встрече с замминистра обороны РФ генерал-полковником Александром Фоминым в ходе его визита в АНДР, российско-алжирское ВТС уже стало «историческим и традиционным». С учётом того, что поставки из России составляют порядка 80% алжирского импорта вооружений, нельзя не согласиться с подобной характеристикой. Алжир, по сообщениям прессы, также должен стать первым покупателем перспективных истребителей 5-го поколения Су-57Э, проявив явную заинтересованность в данных боевых самолётах.

В 2021 г. Алжир впервые принял на своей территории один из конкурсов «АрМИ-2021» «Верный друг». На вторую половину ноября в Алжирской Народной Демократической Республике на полигоне «Хамакир» запланированы совместные российско- алжирские антитеррористические учения сухопутных войск «Щит пустыни — 2022».

Сенатор США Марко Рубио, заместитель председателя Специального комитета по разведке, призвал ввести санкции против Алжира за покупку российского оружия в нарушение «Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций». Позднее двухпартийная группа американских законодателей во главе с Лизой Макклейн из республиканской партии направила письмо госсекретарю США Энтони Блинкену, в котором выразила озабоченность по поводу растущих связей Алжира с Россией и призвала ввести санкции против должностных лиц в правительстве североафриканской страны за сделку с Москвой по поставкам оружия.

Несмотря на давление со стороны США, Алжир намерен и далее развивать ВТС с Россией. Так, в настоящее время ведутся переговоры о заключении рамочного соглашения о военных поставках на следующие 10 лет. Оно должно быть оформлено в рамках визита президента Алжира Абдельмаджида Теббуна в Москву в декабре. Алжирское военное руководство особенно заинтересовано в приобретении подводных лодок, самолетов Су-57, Су-34 и Су-30, а также новых систем ПВО, таких как С-400, Викинг и Антей-4000 (экспортный вариант С-300В4) — потенциальная сделка составит до $ 17 млрд. Начальник Генерального штаба ВС Алжира генерал Шенгриха недавно принял директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) Дмитрия Шугаева: в ходе встречи стороны обсудили двустороннее военное сотрудничество и пути его диверсификации за счет включения областей, представляющих взаимный интерес.

Более того, Алжир, по словам главы МИД страны Рамтана Ламамры, Алжир готов взять на себя ответственность в рамках Совета Безопасности ООН: «Алжир осознает масштабы беспрецедентных вызовов, возникающих на международном и региональном уровнях… Поэтому он (Алжир) представил свою кандидатуру на должность непостоянного члена Совета Безопасности, кандидатуру, одобренную Африканским союзом, Лигой арабских государств и Организацией исламского сотрудничества».

Прошедший в начале ноября саммит Лиги арабских государств в Алжире продемонстрировал его «возвращение» на мировую арену после нескольких лет «застоя» при позднем Бутефлике, протестов 2019 г., пандемии коронавируса и финансового кризиса. Алжирская декларация подтвердила, что арабские страны должны принять активное участие в формировании новой международной системы. Примечательно, что в итоговом коммюнике саммита содержались нейтральные тезисы о нынешнем кризисе на Украине.

Алжир также подал официальную заявку на вступление в БРИКС: еще в августе президент Алжира Абдельмаджид Теббун заявил, что его страна заинтересована во вступлении в БРИКС. По его мнению, Алжир в целом соответствует критериям альянса. Москва полностью поддержала намерение Алжира присоединиться к БРИКС, о чем заявил замглавы МИД России Михаил Богданов:

«У нас с Алжиром прекрасные отношения и поддерживается очень доверительный диалог. Этот вопрос обсуждается в рамках коллективной работы в БРИКС. Мы приветствуем желание наших друзей, партнёров и единомышленников подключаться к работе в таких форматах, как БРИКС и ШОС, и другим, где мы активно работаем».

В условиях стремления России к построению многополярного мира значение двустороннего сотрудничества с Алжиром, в контексте отношений с арабским миром, лишь возрастет. Позиция Алжира, отличающаяся сбалансированностью, в полной мере разделяется Москвой. Алжир на региональной и международной аренах руководствуется классическими представлениями о приоритете национальных интересов, зачастую представляя собой своего рода «аномалию» в арабском мире, в котором он пользуется значительным авторитетом.

Источник: eadaily.com

Оцените статью
( Пока оценок нет )
geopolitics.rus
Добавить комментарий