Белорусам готовят нацизм в католической оболочке

8a0a110ab0683c3921b6587cd10007b3 Аналитика

Красный костёл в Минске. Иллюстрация: ru.belarus.travel

Конец декабря — это время, когда в преддверии Рождества и Нового года у людей появляется естественное желание отдохнуть от политики и конфликтов. Увы, в мире всегда находятся силы, готовые испортить предпраздничное настроение различными политическими заявлениями и акциями. К сожалению, подобным образом пытаются испортить конец года в Белоруссии.

Известно, что в Белоруссии проживает приличное количество католиков. Поэтому президент Александр Лукашенко 25 декабря поздравил своих сограждан с Рождеством:

«Дорогие соотечественники!

От всей души поздравляю вас с Рождеством Христовым и наступающим 2023 годом. Светлый праздник напоминает о том, что большой духовный путь каждого человека начинается с рождения в сердце маленьких ростков веры, надежды и любви. Вечные христианские ценности придают нам сил, объединяют народы и континенты, воодушевляют на бескорыстное служение ближнему, призывают к взаимоуважению и поиску компромиссов. Рождественские торжества для белорусов всегда были благословенным временем, когда мы становимся добрее и милосерднее, уделяем внимание родным, помогаем нуждающимся, укрепляем наше единство молитвой и созиданием. Этот день погружает нас в национальные традиции, которые исторически служат опорой общества. Убеждён, стремление к добрососедству, миру и согласию — залог счастливого будущего Белоруссии. Желаю всем крепкого здоровья и благоденствия. Пусть нынешнее Рождество станет новой точкой отсчёта для добрых дел».

В данном случае видно, что в понимании Лукашенко Рождество должно способствовать объединению людей и пробуждению в них лучших чувств.

Иное дело подельники самозванки Светланы Тихановской, не прекращающие деятельность, направленную на разрушение Союзного государства России и Белоруссии. 24 декабря они радостно сообщили о письме министра иностранных дел Эстонии Урмаса Рейнсалу. В этом письме говорилось, что университеты Эстонии не будут принимать ограничительные меры при приёме «белорусов» (читай: змагаров), а студенты-змагары смогут подавать заявления на получение долгосрочной визы или вида на жительство для получения образования в Эстонии.

Воодушевлённая тем, что Эстония продолжит подготовку змагарских кадров, Тихановская 24 декабря опубликовала рождественское поздравление, которое разительно отличается от поздравления Лукашенко:

«Искренне поздравляю вас с праздником, дорогие белорусы! Сегодня тот вечер, когда семьи собираются за одним столом, чтобы отпраздновать Рождество. В такой вечер мы снова, как в детстве, верим в чудеса. Мы верим, что Красный костёл снова вернут верующим — навсегда. Мы верим, что Дмитрий Дашкевич, Игорь и Дарья Лосик, тысячи других хороших людей вернутся домой, чтобы встречать праздники только со своей семьёй — а не за решёткой. Мы верим, что белорусы наконец станут хозяевами на своей земле — и что мы защитим мир и независимость, и забудем о кризисе и опасности. В праздничные дни нам всем хочется верить в чудеса. Я считаю, что это очень хорошо — ведь если у нас есть мечты, мы можем идти к ним и воплощать их вместе.

С Рождеством Христовым!»

Как видно, Тихановская сумела испоганить даже Рождество, так как её поздравление содержит пассажи, связанные с политикой, а не моральным оздоровлением общества в соответствии с католическим учением. Так, упомянутый Красный костёл — это костёл святого Симеона и святой Елены в Минске. Его построили в 1910 году на деньги польского помещика Эдварда Войниловича. Что касается остальной части «поздравления», то видно, что, по мнению Тихановской, общество состоит из змагаров (арестованных «хороших людей») и тех, кого нужно перевоспитать и принудить к принятию свядомой идеологии. Словом, для «национального лидера Белоруссии» Рождество — это очередной повод посеять рознь и ненависть в белорусском обществе.

Впрочем, сеять рознь под Рождество умеет не только Тихановская, но и другие свядомые. 24 декабря на портале catholic.by вышел апологетический материал в связи с 80-летием гибели ксендза Винцента Годлевского, одного из героев змагарского пантеона. Его деятельность при беспристрастном анализе многое расскажет о свядомых и их нынешних последышах. Годлевский, окончивший Виленскую католическую духовную семинарию и Петербургскую католическую духовную академию, после Февральской революции 1917 года принимал участие в деятельности самостийников и какое-то время даже работал в комиссии по делам беженцев при Раде Белорусской Народной Республики, ориентировавшейся на кайзеровскую Германию. После Рижского мира 1921 года Годлевский оказался на территории Западной Белоруссии, отошедшей к Польше. В тот период он стал одним из основателей Белорусской христианской демократии. Жёсткая политика польских властей в Западной Белоруссии, от которой страдали сторонники некоммунистической России, просоветские коммунисты и самостийные русофобы-антисоветчики, не обошла и Годлевского, которого в 1925, 1926 и 1927 годах арестовывали, причём в 1927 году приговорили к двум годам лишения свободы, которые он отбывал в Мокотовской тюрьме в Варшаве. Примечательно, что как раз 10 февраля 1925 года Польша заключила конкордат с Ватиканом. Несмотря на протест бывшего премьер-министра Белорусской Народной Республики Вацлава Ластовского, Ватикан не только не разорвал конкордата с Польшей, но и не стал осуждать национальную политику Варшавы. Следовательно, в Риме решили выбрать мощный польский оригинал, а не маргинальных белорусских националистов-католиков, отпочковавшихся от поляков лишь в начале XX века.

Годлевский же, будучи не только ксендзом, но и общественно-политическим деятелем, в 1936 году основал Белорусский национальный фронт и газету «Белорусский фронт». Если в 1937—1938 годах в газете Годлевского немецкий национал-социализм и советский коммунизм обозначались как враги Белоруссии, то с конца 1938 года клерикальные свядомые стали считать нацистскую Германию страной, способной осуществить передел мира и стать образцом нового порядка. При этом до Второй мировой войны Годлевский осуществлял перевод на белорусский книг из Священного писания, причём его перевод Нового Завета был напечатан на белорусской латинице.

Дальше начинается самое интересное. Свядомые утверждают, что Годлевский в равной степени негативно относился к межвоенной Польше, Советскому Союзу и нацистской Германии, а в политике руководствовался исключительно интересами белорусов. Между тем факты упрямо говорят об обратном. Так, после начала Второй мировой войны Годлевский перебрался в Каунас, а затем в Варшаву, находившуюся под немецкой оккупацией. После начала Великой Отечественной войны свядомый ксёндз вообще перестал маскировать свои союзнические отношения с нацистской Германией. В июне 1941 года в Берлине он вступил в «Белорусский национальный центр», а в сентябре того же года Годлевский вернулся в Минск, причём немцы разрешили ему служить в Красном костёле! Если вспомнить о том, что Третий рейх был тоталитарным государством, то становится понятным, что находившиеся в Берлине белорусские самостийники, а также свядомые, получавшие должности на оккупированных территориях Советского Союза, были лояльны по отношению к немецким нацистам и лично к Адольфу Гитлеру.

В случае же с Годлевским имеется факт, опровергающий все бредни змагаров о том, что свядомый ксёндз якобы плохо знал немецких оккупантов и их политику на востоке. До августа (sic!) 1942 года Годлевский был главным школьным инспектором Генерального комиссариата Белоруссия. О том, чем занимался Годлевский и ему подобные во время немецкой оккупации, красноречиво написал в своём главном труде Афанасий Мартос (в годы немецкой оккупации был сторонником белорусского самостийного православия, позднее воссоединился с РПЦЗ):

«Некоторая часть ополяченной белорусской интеллигенции примкнула к белорусским национальным деятелям. Белорусскими патриотами они не были. Некоторые из них были редакторами белорусских газет, которые издавались с разрешения немецкой власти. В Минске издавалась „Ранiца,“ а в Барановичах — „Барановiцкая газэта.“ В этих газетах, если что писали о православном духовенстве, то только плохое, зато восхваляли католическое духовенство, особенно их мнимые заслуги для белорусского национального дела. Вместе с белорусскими активистами они вмешивались в дела Православной Церкви, но совершенно молчали о своей Римо-Католической Церкви, в которой все богослужения совершались на латинском и польском языках. Кс. Годлевский Викентий, занимая в 1942 году высокое служебное положение главного школьного инспектора, составил школьную программу обучения, в которой упоминалось православие только с конца XVIII века, и то как орудие царской политики. По этой программе должны были учиться православные дети…На востоке Белоруссии пытались миссионерствовать католические священники, командированные виленским архиепископом Яблжиковским. В Минском и Смоленском округах они начали организовывать приходы. Среди них были ксендзы: Малец, Гляковский, Татаринович; в Минск прибыл кс. Годлевский. Но им не суждено было долго служить. В начале 1942 года были арестованы немцами Малец и Гляковский, и дальнейшая судьба их неизвестна. Годлевский был арестован в конце декабря того же года и расстрелян. Успели вовремя уехать на запад Горошка и Татаринович. В течение 1942−1944 годов немцы расстреляли много католических священников, заподозрив их в польской конспиративной работе. В Наваградке в марте 1944 года были расстреляны католические монахини, жившие при приходском храме. Польская конспиративная работа против немцев отразилась на судьбе католического духовенства в Белоруссии».

Поясним для читателя: Викентий — это русская форма имени Винцент, которое по-польски звучит как Винценты (Wincenty).

Будучи главным школьным инспектором, Годлевский претворял в жизнь идеологические установки нацистов, стремившихся к разжиганию розни между белорусами и русскими. Помимо этого, точно известно, что Годлевский состоял в «Белорусской народной самопомощи» — организации, которая по приказу нацистов в июле 1942 года занималась созданием Корпуса белорусской самообороны, предназначенного для борьбы с партизанами.

В этой связи нам уже не так важно, состоял ли Годлевский в прогерманской Белорусской независимой партии или нет. Не имеют для нас значения и причины, по которым свядомый ксёндз впал в немилость у немецких оккупантов и был ими расстрелян. Важно другое: змагары героизируют человека, который всю жизнь работал над разъединением белорусов и русских, а в годы немецкой оккупации прислуживал гитлеровцам, внедряя в системе образования антирусскую и антиправославную идеологию, враждебную по отношению к большей части белорусов. Мало того, налицо попытка змагаров связать католицизм с пронацистскими коллаборационистами.

Поэтому как это ни печально, но надо признать, что с учётом этноконфессиональной специфики Белоруссии Запад и его свядомые клевреты будут пытаться насаждать в белорусском обществе нацистские и антирусские идеи, прикрываясь католицизмом. Будем надеяться, что большинство белорусских католиков не пойдут за русофобами.

Источник: eadaily.com

geopolitics.rus