Изгнание Франции из Африки

Изгнание Франции из Африки продолжается Буркина-Фасо высылает трех французских дипломатов. Что ждет Париж дальше? Французам дали 48 часов, чтобы покинуть страну, их обвиняют в подрывной деятельности. В правительствах трех западноафриканских стран, ставших на путь полной деколонизации, и далее намерены твердо следовать этим курсом. ✍️

Изгнание Франции из Африки продолжается

Буркина-Фасо высылает трех французских дипломатов. Что ждет Париж дальше?

Французам дали 48 часов, чтобы покинуть страну, их обвиняют в подрывной деятельности. В правительствах трех западноафриканских стран, ставших на путь полной деколонизации, и далее намерены твердо следовать этим курсом.

Полет галльского петуха

Во вторник, 16 апреля, МИД Буркина-Фасо направил в посольство Франции в Уагадугу ноту. В ней три французских дипломата — Гвенаэль Хабузи, Эрве Фурнье и Гийом Рейсакер — объявлялись персонами нон грата. Двое из них являются политическими советниками посольства. И это не первый подобный случай. Еще в 2022 году из Буркина-Фасо по обвинению в шпионаже были высланы двое французских сотрудников одной из компаний. А в декабре 2023 года четверо государственных служащих Франции были арестованы в Уагадугу как агенты французской разведки. Первоначально они были заключены в тюрьму, сегодня — находятся под домашним арестом.

Дело в том, что и после распада Французской империи Париж продолжал проводить в регионе неоколониальную политику. Франция доминировала здесь с помощью зависимого от нее западноафриканского сообщества ЭКОВАС, колониального франка и постоянного присутствия в регионе французской армии. Париж также стремился к поддержке своих действий в Западной Африке с помощью различных международных структур, от ООН — до ЕС и НАТО. Так, в ООН сложилась практика, по которой все резолюции для Совета безопасности по Сахелю, несмотря на протесты африканских стран, готовит их бывшая колониальная метрополия — Франция. Характерно также и название специально созданной по предложению Макрона коалиции — «Европейской инициативы вмешательства» (European Intervention Initiative). Силы НАТО были задействованы в логистических и прочих операциях по поддержке французской армии в Сахеле.

При этом основной целью французского капитала являлось выкачивание из Африки природных ресурсов по крайне низким ценам. Но сегодня ситуация резко изменилась. После прихода к власти в Мали, Нигере и Буркина-Фасо антиимпериалистически настроенных военных эти три государства вышли из ЭКОВАС и начали создание своего собственного Альянса государств Сахеля (AES).

Минувший год стал самым провальным для проекта «Франсафрики». Январь 2023 года — Буркина-Фасо потребовала вывода французских войск. При этом военное правительство в Уагадугу дало французам на выход всего четыре недели. В феврале иностранные легионеры покинули эту африканскую страну. Март — власти Мали приостановили деятельность французских СМИ, обвинив их в распространении ложной информации о гуманитарной ситуации в стране. Июль 2023 года — Нигер, военные свергают профранцузского президента Мохаммеда Базума. Франция и ЭКОВАС грозят Ниамее военной интервенцией, но так и не решаются на нее. Единственное, на что пошли в Париже — в сентябре перестали выдавать визы студентам из Мали, Буркина-Фасо и Нигера. Нашли наконец крайних виновников всех своих проблем. В августе правительство Нигера требует отзыва действующего французского посла, Елисейский дворец сначала отказывается, но в сентябре был вынужден выполнить и этот ультиматум. Декабрь 2023 года. Нигер и Буркина-Фасо объявили о выходе из военной коалиции G5 Sahel. «Наша независимость и достоинство несовместимы с участием в Большой пятёрке в ее нынешней форме», — заявили при выходе лидеры этих стран.

Мали вышла из блока еще в мае. Все это поставило на грань распада этот военный альянс под эгидой Франции, в котором остались теперь только Чад и Мавритания.

В декабре 2023 года также было закрыто посольство Франции в Нигере. В том же месяце французские войска покинули страну. По требованию переходных властей французы должны были уходить с разобранным оружием, под конвоем нигерийской армии и по максимально неудобному маршруту — границу с Бенином для них закрыли. «Гальский петух уходит, поджав хвост… Ниамей выигрывает противостояние с галльским петухом, который, потеряв перья на своей бывшей сахельской ферме, рискует оказаться совершенно голым», — издевательски писали африканские газеты. На бывшие французские военные базы вошла армия Нигера. Все это стало серьезным ударом по военному престижу Франции.

25 декабря власти Нигера также объявили, что приостанавливают всякое сотрудничество с базирующейся в Париже Международной организацией франкофонных стран. Было заявлено, что эта структура «используется Францией как инструмент для защиты французских интересов».

Текущий 2024 год также стал продолжением заката влияния бывшей Французской империи.

Пылающий Сахель

Но ситуация осложняется тем, что странам Сахеля угрожают международные террористические организации, в течение ряда лет ведущие против них необъявленную войну. Так, в Буркина-Фасо с 2015 года в результате этого погибло около 20 тысяч человек, еще около двух миллионов стали беженцами. При этом национальные власти полагают, что борьба с терроризмом является только прикрытием для присутствия в Сахеле иностранных войск. А главная цель — защита интересов западных корпораций. И одной из причин разрыва Буркина-Фасо, Мали и Нигера с Францией и выхода из ЭКОВАС стали обвинения Парижа в том, что, несмотря на присутствие французских войск, реальной поддержки в борьбе с террором они не оказывают. После чего и было решено создать объединенные антитеррористические силы этих трех государств.

Что же из себя представляют террористические формирования, действующие в Сахеле? Прежде всего важно учитывать, что для радикальных настроений в регионе сохранилась весьма питательная почва — это нищета значительной части населения. Страны Сахеля входят в число беднейших стран мира. И во многом это обусловлено тяжелым наследием империалистического господства Франции в прошлом и неоколониальной эксплуатацией в настоящем. А террористы не замедлили воспользоваться столь благоприятными для них условиями. Также после прекращения существования СССР, поддерживавшего национально-освободительную борьбу стран «третьего мира», образовавшийся вакуум стали заполнять религиозные экстремисты. При этом условной отметкой активизации терроризма можно считать конец 2000-х годов, когда из Мали насилие перекинулось и в Буркина-Фасо. Сегодня в регионе действуют множество вооруженных группировок, которые условно можно разделить на две-три тенденции — ориентированные на ИГИЛ, связанные с «Аль-Каидой», и различные сепаратистские и локальные формирования. «Исламское государство в Великой Сахаре» (ИГВС) было основано в 2015 году Аднаном Абу Валидом ас-Сахрауи, бывшим членом левого Фронта ПОЛИСАРИО, который долгое время вел вооруженную борьбу за независимость Западной Сахары.

«Исламское государство в Великой Сахаре» действует в Мали, Буркина-Фасо и Нигере, а также в Нигерии, Бенине и Алжире. Кроме религиозной, ИГВС имеет и свою этническую составляющую, одно из его «фронтов» — катаибов формируется из народности даусахов, а другой — из пеулов. С «Исламским государством Великой Сахары» конкурирует и ведет борьбу «Джамаат Наср аль-Ислам валь-Муслимин» («Группы поддержки ислама и мусульман» (ДНИМ)), связанная с «Аль-Каидой». Салафизм и региональный национализм сочетает в своей идеологии и действующая в Мали организация «Катиба Мачина» («Фронт освобождения Мачина»), опирающаяся на народность фулани. А еще в Мали существуют сепаратистские организации и группы самообороны туарегов, часть из которых в прошлом были сепаратистскими и повстанческими, а ныне активно противостоят исламистам. Также вылазки на территорию соседей совершают базирующиеся в Нигерии террористы из «Боко Харам» и отколовшегося от нее «Исламского государства Западной Африки» (ИСВАП). С таким вот взрывоопасным котлом приходится иметь дело переходным военным правительствам, взявшим курс на полную национальную независимость.

Проваленная миссия

Провал французских войск в борьбе с терроризмом и стал спусковым крючком нового этапа деколонизации. В 2021 году французам с помощью БПЛА удалось ликвидировать лидера ИГВС Аднана Абу Валида ас-Сахрауи. Но его сменил новый лидер, и террор продолжался. По мнению местных военных, французские войска в целом не проявили должной эффективности в борьбе с захлестнувшим регион насилием. И уже в 2021 году переходное военное правительство Мали стало рассматривать заключение контракта с известной российской ЧВК «Вагнер». Тогда в Елисейском дворце посчитали, что прибытие «вагнеров» несовместимо с присутствием в Мали французских подразделений. И Эммануэль Макрон объявил о сокращении французского присутствия в регионе. Правда, по официальной версии Парижа, «оптимизация» была направлена на более точечную борьбу с терроризмом и поддержку национальных армий. При этом численность войск Франции в Сахеле должна была быть сокращена с 5000 до 2500–3000 военнослужащих. После чего премьер-министр Мали Шогель Кокалла Маиго, выступая в ООН, сравнил сокращение французского контингента и прекращение операции «Бархан» с «оставлением в полете». В ответ в октябре 2021 года Макрон назвал эти слова главы правительства Мали «позором», а его легитимность — «нулевой». Еще Макрон заявил, что без Франции Мали бы уже давно была в руках террористов. И призвал малийское правительство учиться у соседнего Нигера, где «есть мужественный президент Базум, сменивший другого мужественного президента Иссифу». В итоге на сегодня французских войск в Мали нет, но при этом террористы столицу страны Бамако так и не захватили.

А вот с президентом Нигера Мохамедом Базумом, который так нравился Макрону, как раз вышла неприятная история. Именно в Нигер из Мали был выведен французский контингент. Но пример военных из Мали, выступивших против бывшей колониальной метрополии, оказался заразительным. И 26 июля 2023 года Базум был арестован собственной гвардией, а к власти пришло переходное военное руководство во главе с генералом Салифу Моди. По совету из Франции президент Базум накануне начал чистки в армии, но не успел…

Для Макрона это был сильный удар, ведь 40% французских АЭС работает на урановом сырье, поставляемом из Нигера. А еще примечательно, что Иссифу был не только президентом, но и возглавлял филиал французской компании, добывающей уран. При этом особо демократичным отношением к оппонентам Иссифу тоже не отличался и сам к власти пришел — также с помощью военных. Отбыв два президентских срока, Иссифу передал ее своему ставленнику Базуму. И все это время французские корпорации вывозили нигерийский уран-сырец, который после обработки могли уже продавать в 10 раз дороже. В Нигере, кроме урана, имеются также богатые месторождения золота, угля, железной руды и нефти. Но 42% населения страны живет при этом в крайней бедности. А еще в сентябре 2022 года было установлено переходное правление военных в Буркина-Фасо во главе с капитаном Ибрагимом Траоре. Молодой и харизматичный капитан Траоре и внешне, и своей политикой напоминает «Че Гевару» из Буркина-Фасо и основателя этого государства Томаса Санкару. В итоге против бывшей французской метрополии в Сахеле образовался треугольник из Мали, Нигера и Буркина-Фасо. И сидеть на этой острой геометрической фигуре Макрону сегодня крайне неудобно. Правда, Нигер еще оставался последним стратегически важным оплотом Запада в регионе. Здесь в Агадесе находится крупнейшая американская база БПЛА в Африке и длинная взлетно-посадочная полоса для приема тяжелых военно-транспортных самолетов. В Нигере также присутствует некоторое количество немецких и итальянских военных. Но в настоящее время уже ведутся переговоры и о выводе американских войск из Нигера. И это несмотря на то, что в Вашингтоне, как и в Германии, в отличие от Парижа, не отказались от сотрудничества с новым военным правительством. Но в Ниамее вскоре все равно раскритиковали соглашение, согласно которому тысяча военнослужащих армии США размещены «для борьбы с терроризмом» у границ Нигера с Ливией и Алжиром. В соседнем Чаде также звучат требования закрытия базы ВВС и вывода американских войск.

Сложный регион

Но в последнее время в Сахеле наблюдается новая эскалация насилия. Так, только с 16 по 23 апреля в Мали было похищено 110 человек. Пассажиры трех автобусов были захвачены в заложники в районе Бандиагара на национальной трассе N15. В ответ активисты движения Forces vives de Bandiagara начали строить баррикады и заблокировали трассу. Предполагается, что за этими похищениями стоит группировка «Катиба Мачина», нередко похищающая людей для выкупа либо политического давления. Район Бандиагара в центральной части страны, где живет народ догон, является одной из самых «горячих точек» Мали. Армии пока не удалось освободить заложников. В условиях слабости государства долгое время население здесь полагалось на защиту со стороны ополчения догонов «Дана Амассагу» («Охотники, верящие в Бога»). В свою очередь, этому формированию противостояло ополчение народности пель «Альянс за спасение Сахеля», действующее в Мали и Буркина-Фасо. Представители пель также нередко входят в группировки салафитских фундаменталистов. Конфликты племенного характера усугубляются тем, что пель занимаются скотоводством, а догон и бамбара — земледельцы. Различные этнические группы под предлогом борьбы с терроризмом нередко совершают нападения друг на друга, сопровождающиеся массовыми убийствами гражданского населения. Сегодня государством объявлен «Межмалийский диалог во имя мира», в области безопасности этот процесс предполагает установление контроля над границами, пресечение трафика наркотиков и боевиков, а также роспуск ополчений и отрядов самообороны.

Продолжают свою активную деятельность террористы и в Буркина-Фасо. В марте боевиками «Джамаат Наср аль-Ислам валь-Муслимин» (ДНИМ) около шахты Бисса, где ведет разработку золота международная компания Nordgold, был подорван автомобиль с военными. Основные активы этой компании находятся в РФ и Казахстане. Еще две армейские машины были взорваны у населенных пунктов Ньянкородугу и Мани. Террористы также предприняли атаки на город Соленсо и недавно освобожденную Санабу, но были отбиты. Но в Туаге они убили троих военнослужащих. Однако и армия Буркина-Фасо ответила успешными наступательными действиями. 25 марта к северу от города Гайери 20-й батальон сил быстрого реагирования ликвидировал более 100 боевиков. Авиаударами была уничтожена база террористов в Насумбу на границе с Мали, а также лагерь в департаменте Кельбо на границе с Нигером, с помощью БПЛА — база боевиков у Каломбо. Не собираются сидеть без дела и террористы в Нигере. Недалеко от границы с Нигерией боевики «Боко Харам» атаковали военных, охранявших сельскохозяйственные объекты. Пять солдат были убиты из засады, когда они направлялись к посту. Силы обороны и безопасности (СОБ) арестовали пятнадцать террористов и их сообщников.

Вспышка террористической активности произошла на днях и в других странах региона. В соседней Нигерии 19 апреля в результате взрывов мины был подорван автобус с рыбаками, ехавшими к озеру Чад. 10 человек погибло и еще 23 получили ранения. Предположительно, теракт совершило «Исламское государство Западной Африки (ИСВАП). В Бенине в Ангарадебу террористы уничтожили полицейский пост со множеством техники. Резкий всплеск террористических нападений произошел в апреле и в Центральноафриканской республике. В связи с нарастанием активности радикалов Нигерия на днях выступила за создание единого Африканского антитеррористического центра.

Игра с огнем

При этом нередко в сторону французских военных в Сахеле звучали обвинения не только в том, что их действия неэффективны, но и в том, что они заигрывают с террористами. В частности, об этом в 2023 году заявил Ибрагим Намайва, независимый консультант и член Движения за продвижение ответственного гражданства из Нигера: «Французские солдаты не только не борются с терроризмом, но и работают с террористами. Они тренируют их, обучают, оснащают их, чтобы это террористическое явление продолжалось, и чтобы Париж мог продолжать оказывать свое влияние, мог продолжать играть в игры. Тушат огонь, а сами раздувают этот огонь».

Журнал «Международный курьер» так описывал настроения жителей, отчаявшихся от постоянных террористических атак, в отношении французских военных миссий: «Это показывает, насколько население потеряло надежду, что, не колеблясь, обвиняет эти миссии ООН и другие силы в пособничестве джихадистам с целью посеять хаос на континенте и грабить наше богатство».

А в 2022 году премьер-министр Мали Бубакар Майгу в обращении к ООН обвинил Францию в поддержке терроризма. Так ли это или нет, но на фоне внутренней нестабильности внешним игрокам легче хозяйничать в странах Сахеля, попавших под удар международных террористов.

Сахельский прорыв

В целом же крушение французского господства в Западной Африке связано прежде всего с тем, что президент Макрон и французская элита утратили понимание региональной динамики. Прежняя беспардонная эксплуатация африканских природных богатств и местного населения уже не соответствует реалиям сегодняшнего дня. Недавняя метрополия по-прежнему старалась выкачать побольше, не вкладывая ничего серьезного в развитие экономики зависимых от нее стран. При этом Париж подменял реальную помощь своим военным присутствием и контролем. Только впоследствии Макрон, опомнившись, стал сокращать значение военной составляющей и попытался использовать инструменты гражданского общества. Но было уже поздно. Рост национального сознания, нарастающее присутствие в регионе Китая, России, Турции уже не оставляют Франции, да и в целом Западу, никаких шансов на прежнее безусловное доминирование. Ряд молодых государств Западной Африки будут и дальше стремиться диверсифицировать свою внешнюю политику, этот процесс уже не остановить. Но, безусловно, враждебные внешние и внутренние силы будут всячески использовать экономические, этнические и религиозные противоречия, разрывающие регион. И самым серьезным вызовом тут становится терроризм и разжигание этнической розни. 24 апреля глава Буркина-Фасо, президент переходного периода капитан Ибрагим Траоре на встрече с представителями религиозных общин и властей региона Каскад сказал о борьбе с терроризмом: «Готовьтесь к войне высокой интенсивности!»

Но в странах, ставших на путь полной деколонизации, прекрасно понимают: важнейшим условием мира и подлинной независимости может быть прежде всего их всестороннее развитие, и прежде всего – экономическое. На днях нефть из нигерийского месторождения Агадем стала поступать по трубопроводу в Бенин, имеющий выход к морю. Таким образом, Нигер становится крупным африканским производителем нефти. А 29 марта в Буркина-Фасо был основан первый в стране текстильный комплекс. Капитан Ибрагим Траоре лично заложил первый камень в фундамент завода.

Александр Лиманский

✍️

Источник

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Геополитика.РУс
Добавить комментарий