Израиль и Иран: что дальше?

i 2

Израиль и Иран: долгосрочные последствия обмена ударами

В последние десятилетия стратегия Ирана заключалась в расширении своего влияния на Ближнем Востоке с помощью прокси. Ещё во время ирано-иракской войны, когда державы — СССР, США и Франция — стали оказывать поддержку Ираку, Тегеран осознал: прямая военная экспансия невозможна, ибо ему просто не позволят её. Именно тогда было принято решение отказаться от прямого воздействия на соседей и расширять сферу влияния, полагаясь на шиитские (но не только) политические партии и вооруженные ополчения. Со временем стратегия продемонстрировала свою эффективность: в сферу влияния Ирана попали Ирак, Сирия и Ливан, превратившиеся в коридор к Средиземному морю. Кроме того, проиранские хуситы контролируют треть Йемена, включая столицу — Сану.

Израильский аналитик, генерал-майор Яков Амидрор указывает на то, что иранская стратегия завоевания Ближнего Востока состоит из двух элементов.

Первый элемент — расширение иранского влияния и окружение Израиля силами, союзными Корпусу стражей исламской революции. КСИР — это вторая армия, куда берут наиболее религиозных солдат и офицеров, силы безопасности, которые подавляют протесты внутри страны, и ведущая экономическая корпорация Ирана, контролирующая около половины его экономики. Ещё одна из функций КСИР, который является ядром иранской военно-политической и экономической системы, — внешние операции, сотрудничество с прокси, накачивание этих формирований оружием, деньгами и идеологией, а также руководство над ними. Амидрор называет эту тактику «созданием огненного кольца вокруг Израиля». Ливанская «Хизбалла», сирийские и иракские ополченцы, ХАМАС в Газе и на Западном берегу — всё это щупальца Ирана. Прокси одновременно атакуют американские военные базы в регионе и пробуют на прочность Израиль. Суть иранской стратегии состоит в том, чтобы, вытесняя американское и израильское влияние в регионе, использовать правдоподобное отрицание и самому оставаться в стороне, не подвергаясь угрозе. Впрочем, элитные соединения КСИР — силы «Кодс» — все-таки присутствуют в той или иной степени во всех указанных регионах.

Второй элемент иранской стратегии — развитие ядерной и ракетной программы, что позволяет со временем создать начинку для ядерного устройства и носитель, получив ядерное оружие (ЯО). Таким способом Иран поднимает ставки и увеличивает риски, связанные с возможным нападением на него, добиваясь большей безопасности для себя. Однако до сих пор он предпочитал оставаться пороговым государством, приближаясь к созданию ЯО, но не производя его. Пока была надежда обменять отказ от последнего шага — производства ЯО — на снятие санкций, Иран выжидал.

Амидрор указывает на встречную стратегию Израиля — наносить удары по объектам, связанным с Ираном, чтобы заставить Тегеран платить высокую цену за свою экспансию. Целью Израиля было прочертить свои красные линии, указывая на то, что КСИР понесёт серьезные потери, и они будут расти по мере приближения к израильским границам. Израиль уже несколько лет ведёт кампанию «Война между войнами», нанося удары по Сирии, буквально выжигая там иранскую военную инфраструктуру. Одним из таких ударов стал обстрел ракетами 1 апреля иранского консульства в Дамаске. Там погибли 7 иранских военных, включая генерала Мохамеда Резу Захеди, командовавшего иранскими силами в Сирии и Ливане. После этого Иран решил ответить непосредственным ударом по израильской территории, выпустив свыше 300 дронов, крылатых и баллистических ракет. Почему руководство страны перешло к прямому обмену ударами?

Дело в том, что консульство официально является частью территории государства. Если израильтянам позволено атаковать территорию Ирана и убивать высших военных КСИР, по существу, хозяев Ирана и соседних с ним стран, то тогда их следующим шагом станет бомбежка Тегерана — они будут и дальше сдвигать красные линии. Т. е., как бы Иран ни поступил, он уже подвергся непосредственной атаке. Обмен прямыми ударами начался по инициативе Израиля, и уклониться от него было невозможно: уклонение стало бы сигнализировать о слабости и привело бы только к эскалации израильских ударов. Иранская атака не нанесла большого ущерба Израилю, почти все ракеты и дроны были перехвачены. Ответный удар Израиля мог стать сокрушительным, сметая иранские ядерные объекты. Но вместо этого Израиль ограничился тем, что выпустил одну или две ракеты по городу Исфахан, где уничтожил радиолокатор ПВО. Хирургически точный удар показал научно-техническое превосходство, но тем дело и ограничилось. Администрация Байдена, которая поставила своей целью не допустить эскалации в год выборов, пригрозила премьер-министру Биньямину Нетаньяху санкциями (скорее всего, прекращением поставок боеприпасов, что означало бы паралич израильской армии).

Итак, Израиль и Иран отказались от дальнейшего обмена прямыми ударами. Что теперь намерены делать оба государства и каков баланс сил?

Слабость Ирана может подтолкнуть его к созданию ЯО

Что касается Ирана, то, как полагает исследователь этой страны, сотрудник Вашингтонского института стран Арабского залива Али Альфонех, в результате обмена ударами может появиться ядерный Иран.

Обмен прямыми ударами, указывает эксперт, показал относительную слабость Ирана. В то время как большинство иранских беспилотников, баллистических и крылатых ракет были перехвачены многоуровневой системой ПВО Израиля, а также вооруженными силами США, Иордании и Саудовской Аравии, израильским ракетам удалось легко проникнуть в воздушное пространство Ирана, успешно поразив радарную установку в провинции Исфахан в центральной части Ирана. Там расположены важнейшие объекты ядерной промышленности, что продемонстрировало их уязвимость. Ни одна израильская ракета (мы не знаем, сколько их было, возможно, от одной до трёх) не была сбита, а перехваты иранских ракет над Израилем и соседними с ним странами составили 90 процентов, если не больше.

Столь серьезное превосходство военных технологий противника должно заставить Тегеран предпринять ответные шаги, скорректировав свою стратегию.

К тому же Израиль нанес всего один хирургически точный удар, потому что его остановили американцы. Но что произойдёт, если в силу тех или иных причин США не захотят останавливать Израиль — например, в свете американо-иранского обострения или потому, что любая администрация после выборов будет чувствовать себя более свободно в выборе решений?

Частью ответа может стать размещение дополнительных ракет и дронов на территории Ливана в руках «Хизбаллы», проиранской группировки, контролирующей эту страну. Это может быть сделано с целью сократить время полета ракет и уменьшить вероятность того, что они будут сбиты.

Но главный ответ — создание ЯО. Надежды Ирана на то, что можно будет вернуться к ядерной сделке с США (отказ от создания ЯО в обмен на снятие санкций с иранской экономики), давно рухнули, а угроза атак со стороны противника увеличилась.

Али Альфонех полагает, что в результате сложившейся ситуации могут усилиться фракции внутри режима, выступающие за изменение стратегии в отношении ЯО. Например, Махмуд-Реза Акамири, ученый, специалист по ядерной физике, заявил:

«Согласно фетве лидера революции, создание ядерной бомбы запрещено по религиозным соображениям. Однако, если его мнение и фетва изменятся, мы сможем создать ядерную бомбу».

Затем генерал Ахмад Хакталаб, отвечающий за безопасность иранских ядерных объектов, 18 апреля выступил с предупреждением, указав на то, что Иран «пересмотрит свою ядерную доктрину и политику», если его ядерные объекты подвергнутся нападению. Он предположил, что, возможно, Иран «отклонится от ранее заявленных позиций», имея в виду фетву Хаменеи против разработки ядерного оружия.

Такие намеки и заявления не случайны. Иран посылает сигнал оппонентам — будьте осторожны, мы ближе к ЯО, чем когда-либо, и, не исключено, что скоро создадим его. А это может стать примером самосбывающегося пророчества — когда подобные планы озвучены, становится сложнее уклониться от их реализации. Политики вынуждены отвечать за свои слова, угрозы нужно время от времени подкреплять действиями, пусть это и не всегда случается.

Израиль — проблемы стратегии превосходства

Нетаньяху оказался в сложной ситуации. Основой израильской политики всегда было нанесение превентивных ударов на дальнем расстоянии, жесткость, молниеносность. Важным элементом этой стратегии является демонстрация превосходства: оппоненты платят двойную и тройную цену за любое антиизраильское действие. Моментальная эскалация, удар в самое сердце. Данная стратегия призвана ошеломить противника и создать устойчивое ощущение, что с Израилем не стоит связываться — слишком уж он опасен.

Второй важный элемент — повышение цены непосредственно для Ирана, с тем чтобы сделать его уязвимым, заставить платить всё больше за приближение к Израилю. Именно эту цель преследовал удар по консульству Ирана 1 апреля. После того как Иран выпустил по Израилю свыше 300 ракет и дронов, ответный удар должен был быть сокрушительным. Придерживаясь прежней линии — стратегии превосходства и эскалации, Израиль должен был атаковать Иран, задействовав практически все свои ВВС (свыше 400 боевых самолетов), уничтожить иранские ПВО, ядерную и ракетную промышленность, нанести удары по центрам принятия решения и базам ВВС. Этот удар должен был напомнить атаку в начале Шестидневной войны 1967 г., когда за несколько часов израильские ВВС уничтожили на земле 360 египетских самолетов. После таких ударов Иран утратил бы часть возможностей создания ЯО (хотя наиболее ценные элементы его ядерной программы спрятаны под землей), а Нетаньяху с блеском вошёл бы в израильскую историю в качестве триумфатора. Однако из-за американского влияния ничего подобного не случилось.

Привычная схема сломалась. Израиль утратил инициативу. Это ослабило его позиции. И как теперь бить по иранцам в Сирии, если в ответ можно получить солидный пакет ракет и дронов из Ирана — пакет, который загонит всю страну в бомбоубежища? То, что почти весь удар был поглощëн системами ПВО, ничего не гарантирует — одна ночь работы этих систем обошлась Израилю в миллиард долларов. Мало того, по признанию американских экспертов, всё балансировало на грани — пакет оказался слишком мощным, и его едва удалось ликвидировать. Лишившись возможности наносить дальние сокрушительные удары по врагу, Израиль стал слабее, и его стратегия оказалась нарушена. Возможно, ВВС Израиля теперь усилят удары по иранским прокси в соседних странах. Но и тут администрация Байдена будет следить за ними и ограничивать их, чтобы не допустить эскалации.

Автор: Михаил Шеревский

Аналитика geopolitics rus✍️

Источник

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Геополитика.РУс
Добавить комментарий