Мы станем свидетелями соперничества тандемов Анкара-Баку и Москва-Тегеран — интервью

b61be4ba5aeb3e71680dd3f95143e94c

Карта Закавказья

О геополитической конкуренции в Закавказье мировых и региональных игроков в контексте армяно-азербайджанских отношений и в свете обострения ситуации в Нагорном Карабахе в интервью EADaily размышляет ереванский политтехнолог и аналитик Карен Кочарян.

Мы станем свидетелями соперничества тандемов Анкара-Баку и Москва-Тегеран — интервью

Карен Кочарян. Иллюстрация: karabakhtimes.com

— Судя по событиям последнего времени, переговорный процесс по подписанию мирного договора между Арменией и Азербайджаном явно зашёл в тупик. Риторика представителей официального Баку стала более агрессивной. Создаётся впечатление, что азербайджано-турецкий тандем планирует осуществить против Армении жёсткие шаги. Согласны ли вы с подобной трактовкой событий?

— Такое развитие событий зависит не только от локальных региональных игроков — Армении, Азербайджана и Турции, а и от того, какова будет глобальная международная конъюнктура. И в первую очередь связанная с Украиной. А вообще, как известно, сегодня происходит процесс формирования нового миропорядка. И в этом процессе важную роль играют и события в Закавказье.

Что же касается агрессивной риторики Азербайджана, это отнюдь не является новостью. Новость — в другом. «Миролюбивые» власти Армении также стали выступать с довольно-таки жёсткими заявлениями в адрес Баку. Подобное я объясняю тем, что они явно заигрались со своей «повесткой мира», поскольку противоположная сторона держит в уме только силовой сценарий развития ситуации.

— Уже месяц продолжается блокировка Азербайджаном единственной автодороги, связывающей Нагорный Карабах с Арменией (Лачинский коридор). Очевидно, что тем самым Баку желает добиться как минимум фактического контроля над НКР и как максимум полного исхода из республики её населения.

— Однозначно, что конечная цель Азербайджана — это Арцах (армянское название Нагорного Карабаха. — Ред.) без армян. То есть подвергнуть 120-тысячное население Арцаха этнической чистке. Однако вопрос в том, может ли подобное желание осуществиться и насколько это могут переварить бакинские власти.

Судя по всему, основная тактическая цель закрытия Лачинского коридора — это решение Азербайджаном глобальных геополитических задач. И основная из них — посредством силовых методов добиться согласия Армении на открытие так называемого Зангезурского коридора на основе экстерриториальности.

— Многие в Ереване и Степанакерте полагают, что в данной ситуации роль дислоцированного в Нагорном Карабахе российского миротворческого контингента весьма пассивна. Как вы полагаете, подобная ситуация — результат объективных или субъективных процессов?

— Это результат как объективных, так и субъективных процессов. России, безусловно, невыгодно иметь репутационные потери в том плане, что она не может решить вопрос деблокады Лачинского коридора. Но, с другой стороны, вследствие войны на Украине, международных санкций и проблем в экономике Москва в том же Закавказье ослабла. Тем не менее, как мне представляется, имея в виду, что наш регион действительно весьма важен для России, она постарается держать ситуацию под контролем.

— Как очевидно, сегодня обостряется конкуренция мировых игроков в Закавказье. Насколько верна точка зрения, что регион стал одним из основных центров геополитической борьбы?

— Если учесть, что в прошлом году в Армении с визитами побывали руководители четырёх крупнейших разведок мира — США, Великобритании, России и Ирана, — несомненно, что мировые игроки решают здесь серьёзные геополитические вопросы. В ином случае у разведок существуют много различных средств и способов заочного общения с руководством того или иного государства.

— Очевидно, что в армяно-российских отношениях сегодня существует, мягко говоря, определённое недопонимание. Официальный Ереван недоволен индифферентной реакцией Москвы на агрессию Азербайджана против суверенной территории Армении, а также, как утверждает премьер Никол Пашинян, невыполнением российскими миротворцами обязательств по контролю над Лачинским коридором. Можно ли утверждать, что Армения ведёт политику дистанцирования от Москвы и, более того, меняет внешнеполитический вектор в сторону Запада?

— Конечно, Армения должна диверсифицировать свою внешнюю политику, чтобы как в военно-политической, так и экономической сферах односторонне не зависеть от одной страны. Вопрос в том, чтобы это осуществить не во вред своим же интересам, в частности безопасности. В данном контексте интересен пример соседней Грузии. Эта страна, будучи недружественным России государством, тем не менее за последний год, с начала войны на Украине, ведёт по отношению к Москве весьма гибкую политику манёвра. Тем самым Тбилиси обезопасил себя от ненужной конфронтации с Россией. Очевидно, что Грузия учла уроки, полученные вследствие войны 2008 года в Южной Осетии.

Сегодня для Армении важно не столько то, хорошим или плохим союзником является Россия, а то, какие могут возникнуть опасности, если, как полагают в Москве, Ереван перейдёт красные линии. В этой связи процитирую следующее высказывание Владимира Путина, сказанное безотносительно какой-то конкретной страны: «Надеюсь, что никому не придёт в голову перейти в отношении России так называемую красную линию. А где она будет проходить — это мы будем определять в каждом конкретном случае сами».

— Интерес стран Запада и США к Закавказью явно возрос. Они всё чаще называют регион приоритетным в сфере внешней политики. Связано ли это с желанием выдавить Россию из региона, а также не допустить активного вовлечения Ирана?

— Безусловно. Я уже отмечал, что сегодня мы являемся свидетелями процесса формирования нового миропорядка. До того как данный процесс завершится, мировые игроки стремятся получить максимум для себя в различных регионах. Это относится и к Закавказью, которое в последние годы в геополитическом плане становится одним из ключевых регионов.

— Насколько самостоятельную роль в Закавказье играет Турция? Или её активность как члена НАТО тем не менее входит в логику вовлечения Запада в регион?

— Можно сказать, и то и другое. Турция, конечно же, активный член НАТО. В то же время в определённых случаях Анкара ведёт вполне самостоятельную внешнюю политику, тем самым осуществляя серьёзные шаги, чтобы стать не только влиятельным региональным, но и мировым игроком. Нынешние действия Турции в различных регионах мира укладываются в эту логику.

Что же касается вовлечения Турции в процессы в Закавказье, я думаю, что создание военно-политического альянса Анкара — Баку не может нравиться России и Ирану. Поэтому я не исключаю, что уже в нынешнем году мы станем свидетелями конкретных проявлений острого соперничества между этими двумя геополитическими тандемами.

Источник: eadaily.com

Геополитика.РУс
Добавить комментарий