Схватка за Африку, часть первая

fb48e13bf90899a16a5c51b163845661 Новости

Перед Москвой стоит архисложная задача

В последние годы Африканский континент превратился в арену жесткой борьбы. Активно развивающийся континент обладает огромным потенциалом, в схватке схлестнулись ведущие страны мира, причем используемые ими подходы кардинально различаются.

Практически все страны Африки прошли в своей истории через колониальный период. Местных жителей годами и даже столетиями порабощала Европа: там отметились Бельгия, Португалия, Испания, Голландия, Италия, Германия, одну из ведущих ролей играла Франция. В некоторых европейских странах Африку до сих пор продолжают считать своей вотчиной. Показательно свидетельство главы МИД РФ С. Лаврова, заметившего, что министр иностранных дел Франции Ж.-И. Ле Дриан и верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж. Боррель прямо говорили: «Россия должна усвоить, что Африка – это зона особых интересов Европейского союза».

Даже спустя годы после того, как африканские страны обрели независимость, бывшие колонизаторы сохранили в своем отношении к Африке высокомерие и снобизм. Мол, это они дали диким аборигенам веру (католицизм), язык (немалая часть африканских стран – франко-, испано- либо англоязычные), построили дороги и города. Кстати, именно развитию городов был первоначально посвящен саммит «Африка – Франция», который планировалось провести в Бордо с 4 по 6 июня 2020 г. с участием всех глав государств Африканского континента. Среди предложенных к обсуждению тем оказались и такие, как стрит-арт, граффити, зеленые насаждения и выброс парниковых газов, что дало повод острословам отточить свое мастерство. В связи с «пандемией» саммит перенесли, он состоялся почти год спустя с участием лишь 20 глав африканских государств, а на первое место вышли вопросы экономического сотрудничества и прежде всего – в области здравоохранения.

Схватка за Африку, часть первая

Эмманюэль Макрон заявил, что Париж намерен бороться с бедностью и усилением неравенства в странах Африки. Однако заверения оказать экономическую помощь ограничились предоставлением Судану займа в размере $1,5 млрд для погашения внешнего долга и выделением партии вакцин AstraZeneсa. При этом руководство Франции крайне настороженно отнеслось к экспансии КНР и попыткам РФ расширить зоны своего влияния, это влечёт выдавливание бывшей метрополии из франкофонных стран. Макрон неоднократно направлял в Африку главу МИД, затем и лично посетил Камерун, Бенин и Гвинею-Бисау. Одной из целей своего визита в Африку французский лидер назвал «противодействие российской экспансии на континенте». При этом Макрон, как писала La Croix, «пользуется своим возрастом: он принадлежит к новому поколению, которое не скомпрометировало себя на континенте». Однако эффекта это не дало – лидера Франции принимали довольно прохладно.

Американцы в своей политике используют техасские приемы, сочетая угрозы с посулами, а танцы с бубнами – с откровенным давлением. 44-й президент США Барак Обама не мог упустить шанс поспекулировать своими корнями и обратил особое внимание на Африку. Он неоднократно посещал континент и активно выступал за усовершенствование «Закона о росте и возможностях Африки», предоставляющего беспошлинный доступ товаров из некоторых африканских стран в США. На первом американо-африканском саммите в 2014 году Б. Обама предложил инвестировать 20 млрд долл. в электроэнергию континента и еще семь миллиардов передать в качестве государственного финансирования для поощрения экспорта и вложений США в Африку.

Наибольшую активность власти США развернули при президенте Дж. Байдене. Целью является даже не столько укрепление собственных позиций, сколько недопущение роста влияния РФ. 27 апреля 2021 года Сенат США одобрил проект закона «О противодействии злонамеренной деятельности России в Африке» (Countering Malign Russian Activities in Africa Act), а госсекретарь Энтони Блинкен в ходе своего визита в Преторию летом 2022 года презентовал «Стратегию США для стран Африки к югу от Сахары». В тексте в качестве угрозы интересам США упоминаются Россия и Китай. Переговоры в ЮАР были обозначены как «стратегический диалог США – Южная Африка», затем Блинкен посетил ДРК и Руанду.

13-15 декабря прошлого года в Вашингтоне состоялся второй саммит «США – Африка» с участием 49 африканских лидеров. Выступая на форуме, Байден заявил, что поддерживает идею включения Африканского союза в G20 и Совбез ООН, подчеркнув, что ныне без участия континента «невозможно решить ни одну из глобальных проблем». Помимо анонсированного выделения 55 млрд долларов на реализацию проектов, призванных способствовать развитию экономики и здравоохранения в Африке, а также укрепление безопасности на континенте, Дж. Байден объявил о заключении в рамках саммита твердых контрактов между американскими и африканскими компаниями на общую сумму 15 млрд долл. Основным направлением было заявлено «расширение доступа африканцев к цифровым технологиям», то есть усиление доминирования западных СМИ, которые должны доходчиво разъяснить, с кем Африке нужно дружить. Для непонятливых в Вашингтоне пояснили, что на гранты и матпомощь могут рассчитывать только те, кто «строит демократию» (по американским инструкциям). Лидеров «недемократичных» стран (Судан, Эритрея, Мали, Буркина-Фасо и Гвинея) на встречу не позвали.

В январе 2023-го Африку посетила министр финансов США Джанет Йеллен. Помимо Сенегала и Замбии, она провела важные переговоры в ЮАР. Важные потому, что Дж. Йеллен не просто чиновник администрации Байдена – в течение последней четверти века она находилась в руководстве Федеральной резервной системы США (сначала в качестве заместителя, затем председателя совета управляющих ФРС). Главный американский финансист посвятила основное внимание энергетическим вопросам. Намерение США сводится к переводу экономики ЮАР на ветряки и солнечную энергетику, причем эти источники должны не подключаться к уже имеющимся сетям, а постепенно заменять их. После того как суд ЮАР принял решение денонсировать соглашение с Росатомом на строительство восьми блоков АЭС, американцы пытаются выбить второй источник энергии – ликвидировать генерацию с использованием каменного угля. Следует отметить, что ЮАР – единственная страна в Африке, где имеется действующая АЭС, а планами предусматривалось строительство новых и доведение их доли в генерации до 25%. Одновременно официальный представитель посольства США в Претории Дэвид Фельдман выступил с резким осуждением проведения совместных военно-морских учений ЮАР, РФ и КНР, подчеркнув, что учения проводятся в первую годовщину начала СВО.

Напомним, что 24 февраля 2022 года МИД ЮАР выступил с заявлением, в котором Россию призывали немедленно вывести войска с Украины. Осенью 2022-го аналитический центр «Фонд Брентхерста» (Претория) провёл опрос общественного мнения относительно СВО. Согласно полученным результатам, лишь 12,7% южноафриканцев считают действия России на Украине «приемлемым применением силы». Аналогичный расклад получился и среди сторонников правящей в ЮАР партии Африканский национальный конгресс (АНК).

При этом ЮАР является членом БРИКС и входит в пятерку крупнейших торговых партнеров РФ на Африканском континенте. По данным ФТС РФ, в 2021 году товарооборот между РФ и ЮАР составил 1,139 млрд долл. Правда, в общем товарообороте ЮАР это менее одного процента. Для сравнения: товарооборот ЮАР с США превысил в том же году 21,2 млрд.

Американцы претендуют на то, что только они и их союзники могут иметь в Африке интересы и защищать их «по праву сильного». США располагают в Африке несколькими десятками военных объектов (данные в открытых источниках разнятся от 35 до 46), с 2002 года крупная база находится в Джибути – от 4000 до 5000 военнослужащих и гражданских служащих. Передовые базы развёртывания, не требуя больших материальных и людских ресурсов, позволяют оперативно осуществлять развертывание как войск, так и техники в любой точке Африканского континента.

Схватка за Африку, часть первая

Французы также используют риторику «борьбы с терроризмом». Наиболее значимая база французских военных (1700 человек) расположена в Джибути. Крупные военные объекты, включая авиабазы, находятся в Нигере, Сенегале, Габоне и ряде других стран Африки.

На сегодняшний день РФ не в состоянии на равных конкурировать с Западом в информационном плане, в том числе в Африке, где медийное пространство практически полностью лишено «голоса» России. В определенной степени это отразилось и при голосовании в ООН, где даже Ангола голосовала за исключение РФ из Совета по правам человека! По мнению ряда экспертов, из-за гиперактивной антироссийской медийной кампании чаша весов постепенно склоняется не в пользу России. Перед Москвой стоит архисложная задача.

Не останавливаясь на причинах, надо признать: последние три десятилетия Африка занимала периферийное место в иерархии российских внешнеполитических интересов. Наша страна утратила почти все позиции, которые СССР с большим трудом, напряжением сил и средств занял в предыдущие десятилетия. После многолетнего забвения Африки Россия лишь недавно начала действовать. 22-24 октября 2019-го в Сочи прошел саммит «Россия – Африка» с участием 43 глав африканских государств. Первый саммит и экономический форум Россия – Африка провели под девизом «За мир, безопасность и развитие».

Основная идея, которая просматривается в выступлениях российских официальных лиц, – это деструктивная, неоколониалистская роль Запада в африканских странах, которая противопоставляется российскому подходу, основанному на принципах равноправного сотрудничества и невмешательства. Нарратив борьбы с колониализмом продолжает занимать важное место: к примеру, в Сочи на саммите Сергей Лавров говорил о том, что «процесс деколонизации нельзя считать завершённым». А заместитель министра иностранных дел Сергей Вершинин в интервью РИА «Новости» определил принцип российско-африканских отношений следующим образом: «Африканские проблемы требуют африканских решений».

Второй саммит Россия – Африка должен был состояться в Аддис-Абебе в 2021 году, затем его перенесли в Сенегал, но мероприятие так и не состоялось: сначала была «пандемия», затем началась СВО, которая не могла не сказаться и на отношениях России со странами Африки. Стало ясно: конфронтация с Западом приобрела долгосрочный характер и это переводит «возвращение» в Африку в разряд стратегических задач российской внешней политики.

В конце июля 2022 г. состоялся визит С. Лаврова: он посетил Египет, Республику Конго, Уганду и Эфиопию. Российские СМИ не скупились на восторженные отзывы, напрочь позабыв, что информационное сопровождение предполагает хотя бы минимум объективности. Поэтому осталось за скобками решение Каира расторгнуть контракт на закупку российских Су-30. И это несмотря на то, что была произведена предоплата, самолёты были построены, а лётный и технический персонал прошёл обучение в РФ. Крупный проект Росатома по строительству АЭС в Египте в последнее время также пробусковывает, здесь без давления США тоже не обошлось.

Всемирная продовольственная программа ООН выпустила отчёт, в соответствии с которым около 50 млн жителей Африки могут столкнуться с нехваткой продовольствия в 2022 г., при этом подспудно прозвучали обвинения в адрес РФ, хотя именно Россия заявила, что готова поставлять сельхозпродукцию без ограничений, а удобрения и некоторые другие товары для Африки – бесплатно. Однако заключённая под эгидой ООН «зерновая сделка» пополнила хранилища таких стран, как Турция, Италия, Испания, а до Африки добрались менее 10% отгруженных торговых судов.

(Окончание следует)

Источник: www.fondsk.ru

geopolitics.rus