В поисках равновесия между США и КНР

dc350f9c19fb761d0951ea0e5139bf4e Западная Европа

Евросоюз отрабатывает стратегию в отношении Китая

В настоящее время в ЕС готовится документ по новой стратегии отношений с КНР. Стратегия должна быть принята на заседании Европейского совета в июне, а в мае главы МИД ЕС встретятся для подведения итогов обсуждения. Серия визитов в КНР первых лиц ряда стран ЕС, начиная с визита канцлера ФРГ Шольца в декабре 2022 г., была прощупыванием  вариантов политики в отношении КНР.

В начале апреля в Китае побывал премьер-министр Испании Педро Санчес. Наиболее ярким стал визит президента Франции Макрона в сопровождении председателя Еврокомиссии фон дер Ляйен. Вслед за ними Китай посетила глава МИД ФРГ Бербок. Итоги этих визитов дали Европе материал для нынешних дискуссий. Определились и  тенденции. Суть обсуждения – как Брюсселю сохранить равновесие в отношениях между США и Китаем по трём основным темам: украинскому кризису, тайваньскому вопросу и китайско-американским отношениям.

Соперничают две точки зрения – условно мягкая и жёсткая. Причём обе они стоят на необходимости ограничения китайского участия в секторах, критически важных для национальной безопасности, и взаимодействия с Китаем во всех остальных областях.

Первая точка зрения – мягкий подход к отношениям с КНР – основывается на опасении утраты Евросоюзом стратегической автономии и роста односторонней зависимости от США. Соответственно, развитие деловых отношений с Китаем позволит Евросоюзу опереться на китайский рынок и капиталовложения, чтобы восполнить финансовые потери Европы от утраты российского рынка и энергоресурсов, от переноса важных производств в США. Доверие к США в вопросах безопасности следует ограничить украинским кризисом и исключить всякое вмешательство ЕС в китайско-американские отношения по тайваньскому вопросу.  

Эту точку зрения на отношения ЕС с КНР представил Макрон во время визита в апреле в Пекин. Его, по всей видимости, поддерживает президент Европейского совета Шарль Мишель, который в конце апреля заявил, что многие лидеры ЕС благосклонно относятся к стремлению Макрона к «стратегической автономии» от США, но пока не говорят об этом открыто.

Вторая точка зрения исходит из того, что, кроме ограничения китайского участия в  критически важных для национальной безопасности секторах и развития взаимодействия с Китаем в остальных областях, следует добавить ещё одно направление – укрепление связей с союзниками Запада в Индо-Тихоокеанском регионе для противодействия Китаю, в том числе для поддержки США в тайваньском вопросе. Её сторонники прямо говорят о необходимости вмешательства ЕС в тайваньский вопрос на стороне США.

Сторонники данного, более жёсткого подхода также значительно сужают область допустимого взаимодействия с КНР вплоть до полного экономического разрыва. Этой точки зрения в ЕС придерживаются экономически слабые прибалтийские вассалы США и с определёнными оговорками Польша. Вне ЕС наиболее последовательным её сторонником была и во многом остаётся Британия, но в последнее время в её правящих кругах наблюдается движение в сторону смягчения жёсткого подхода к КНР. 

Внешним отражением идущей в ЕС дискуссии является показательная непоследовательность ЕС в отношениях с Китаем.

После всех апрельских визитов лидеров ЕС в Китай Боррель подчеркнул, что глобальные вызовы не могут быть решены без Китая, заявив, что ЕС хотел бы сотрудничать с Китаем в борьбе с изменением климата. В середине апреля Боррель высоко оценил огромные достижения Китая с момента проведения реформ и призвал к дальнейшему укреплению публичной дипломатии между ЕС и Китаем, активизации культурных обменов и совместной работы для решения мировых проблем. До этого Боррель заявлял, что ЕС не последует примеру США в принятии политики экономических и торговых ограничений против Китая.

Однако неделю спустя, 22 апреля, Боррель опубликовал колонку, в которой резко противоречил собственной позиции. Он выступил за более активную роль ЕС в тайваньском вопросе, в частности призвал военно-морские силы стран ЕС патрулировать Тайваньский пролив. Очевидно, что совместить эти две взаимоисключающие линии невозможно.

Традиционно тесные торгово-экономические связи между КНР и ФРГ также страдают от неопределённости общей стратегии ЕС. 12 апреля стало известно, что Министерство экономики Германии пересматривает своё разрешение на покупку китайской логистической компанией Cosco доли в 24,9% в одном из трёх терминалов логистической компании HHLA в порту Гамбурга. Причина в том, что терминал Tollerort в этом году был классифицирован Федеральным управлением информационной безопасности Германии как критически важная инфраструктура. Китайские эксперты пессимистично оценивают ситуацию, поскольку дополнительное изучение проекта капиталовложений на фоне открытых обсуждений в Германии вопроса об уменьшении экономической зависимости от Китая «не предвещают ничего хорошего для его одобрения».

На этом фоне состоялся успешный визит министра коммерции Китая Ван Вентао в ФРГ, целью которого были обсуждение реализации двусторонних торгово-экономических договорённостей, а также активизация сотрудничества в различных областях, таких как электромобили и новая энергетика. Ван Вентао провёл в Берлине переговоры с министром экономики и защиты климата Хабеком, руководителями Немецкой ассоциации машиностроительной промышленности, Немецкой торгово-промышленной палаты, руководством ZEISS Group и Немецкой федерации автомобильной промышленности.

Куда склоняется дискуссия?

На сегодня наметилась тенденция – пока слабая – преобладания в ЕС мягкого подхода к отношениям с Китаем. Здесь показательна позиция Британии. В программной речи перед парламентом 25 апреля глава МИД Джеймс Клеверли призвал к «прочным и конструктивным» отношениям с Китаем вместо попыток его изоляции в новой холодной войне. Китайские эксперты обращают внимание, что в обновлённом комплексном обзоре внешней и оборонной политики кабинета Сунака о Китае говорится как об «эпохальном вызове», а не как об «угрозе», в отличие от того, что было при Лиз Трасс.

Европейские континентальные страны не столь глубоко вовлечены в геополитическую стратегию Вашингтона, как Великобритания, и как только Китай снял коронавирусные ограничения, между Китаем и Европой быстро возобновились обмены на высоком уровне в различных областях. Однако Британия в этих взаимодействиях отсутствует. Поэтому смена подходов в Лондоне в отношении Китая, по мнению китайских экспертов, отражает стремление британских правящих кругов не отдавать ЕС инициативу в доступе к китайскому рынку и капиталовложениям.

Китайские эксперты в целом оптимистично настроены относительно укрепления стратегической автономии Евросоюза и будущего китайско-европейских отношений. Научный сотрудник Китайского института современных международных отношений Сунь Кэцинь считает, что «в отличие от предыдущих дебатов, нынешние дебаты происходят, когда между Китаем и Европой произошёл ряд взаимодействий на высоком уровне, которые помогут Европе сформировать более уравновешенный подход к Китаю».

Фото: REUTERS/POOL New

Источник: www.fondsk.ru

geopolitics.rus