Азербайджан готовят к войне с Ираном

9efa1c007bf7da534e80297a6ea8f997

Азербайджан готовят к войне с Ираном (Запад и Турция)

Нападение на посольство Азербайджана в Тегеране, произошедшее 27 января, привело к резкому обострению и без того непростых ирано-азербайджанских отношений. Более того, налицо признаки, свидетельствующие о том, что обострение отношений между двумя странами — это всерьёз и надолго.

О долгосрочном характере ирано-азербайджанской конфронтации свидетельствует реакция официального Баку на нападение. Уже 27 января начальник Управления пресс-службы Министерства иностранных дел Азербайджана Айхан Гаджизаде в интервью турецкому телеканалу TRT Haber заявил, что причиной нападения на посольство стала антиазербайджанская информационная кампания, проходившая в последние месяцы в Иране, и добавил:

«Эти провокации, публикации в прессе, кампании против Азербайджана очень негативно влияют на азербайджано-иранские отношения. Иранская сторона должна принять меры против кампании в стране в отношении Азербайджана».

Не менее странной оказалась и реакция Ильхама Алиева. Проведя телефонные переговоры с президентом Ирана Ибрагимом Раиси 28 января (их инициатором была иранская сторона), 1 февраля в ходе видеоконференции с министром образовании Турции Махмутом Озером он заявил, что полиция и служба безопасности Ирана не предприняли серьёзных мер по защите азербайджанского посольства в Тегеране. То есть складывается впечатление, что Азербайджан и Турция просто ждали подходящего повода для организации антииранской кампании.

Однако больше всего «отличился» председатель подконтрольного властям Азербайджана Управления мусульман Кавказа Аллахшукюр Пашазаде. 30 января при посещении семьи Орхана Аскерова, погибшего в ходе нападения на посольство в Тегеране, он заявил:

«Сегодня мы вместе пришли сюда, чтобы продемонстрировать национальное единство и сплочённость в нашей стране. Мне очень жаль, что соседнее с Азербайджаном государство предпринимает враждебные шаги против нашей страны. Потому и устраивают для Акопянов (речь идёт о визите в Иран Анны Акопян, супруги премьер-министра Армении Никола Пашиняна. — П. М.) прогулки по святым местам. Я не стал бы относить сказанное к иранскому народу, проживающие там наши братья понимают это. Сегодня они являются пленниками персидского режима. Верю, что в будущем правда восторжествует. Сегодня мы получили шехида из Ирана. Того самого, которого считали братом. Теперь мы знаем, что Иран нам не брат, он брат Армении. Поэтому, как сказал наш президент, мы расцениваем произошедшее как террористический акт. Этот вопрос должен быть расследован».

Фактически Пашазаде озвучил то, что на уме у руководства Азербайджана. Дело в том, что, употребив выражения «наши братья» и «персидский режим», он дал понять, что персы для Азербайджанской Республики — это такие же враги, как и армяне. Выпад главы Управления мусульман Кавказа, являющегося формально шиитом, странен и с исторической точки зрения. Ещё в 1935 году, во времена шаха, было принято решение употреблять в дипломатической переписке слово «Иран» вместо слова «Персия».

В целом же нападение на посольство в Тегеране было для Азербайджана лишь поводом для усиления антииранской информационной кампании. Так, ещё 20 января Пашазаде выразил негативное отношение к побратимству Тегерана и Еревана, причём он заявил, что Иран совершает большую ошибку в истории ислама. Словом, непризнание Ираном независимости Нагорно-Карабахской Республики — это не самое главное для официального Баку. Для Азербайджана любой человек, организация или государство, которое просто нейтрально относится к Армении или армянам и поддерживает с ними контакты, является недругом.

Впрочем, нельзя сказать, что в Азербайджане всегда считали Иран братской страной. За исключением ревностных шиитов — последователей Хомейни, преследуемых властями, большая часть населения закавказской республики относится к Ирану негативно. Другое дело, что до последнего времени (см. США хотят руками Азербайджана развалить Иран, разгромить Армению и ослабить Россию) Ильхам Алиев не делал резких выпадов в адрес Ирана из-за положения иранских азербайджанцев, чем в начале 1990-х занимался Абульфаз Эльчибей.

Проблема же заключается в том, что неприязнь к Ирану в Азербайджане восходит ещё к временам Азербайджанской Демократической Республики и её идеологам. Чтобы понять отношение азербайджанских националистов к персам и Ирану, уместно процитировать отрывок из работы «Азербайджанская республика» одного из создателей АДР Мамед-Эмина Расулзаде:

«До мировой войны, согласно прежней официальной географии, под Азербайджаном подразумевался Тавриз с его районами, расположенными в Северной Персии… Заселяя оба берега реки Аракс, делящей Азербайджан на две части, тюрки эти, связанные отчасти в той или иной форме с Персией, жили полунезависимой жизнью и являлись народом не подвластным, а господствующим, потому что господствующий класс в Персии в течение веков составляли тюрки. Так как азербайджанский народ тяжесть строя переносил от своих соплеменников, а не от чужих, потому он и не сознавал свою действительную подчинённость, того, что в идейном отношении он являлся подвластным чуждой ему культуре. Он постепенно подвергался оперсиванию. Аристократия получала образование на персидском языке, воспитывалась по-персидски, мыслила как персы и прямо-таки считала себя персами… Вполне естественно, что аристократия, выросшая на этой земле, давшая персидской литературе таких мастеров, как Низами, Месхети и других, должна была раствориться и утратить самосознание перед языком Саади, смотреть на тюрка и на тюркский язык с пренебрежением, тем языком Саади, который в своё время едва не принял Сулейман Кануни. Тюркская аристократия, капитулировавшая и ассимилировавшаяся перед лицом могучей идеологии, созданной на основе блестящей и ценимой во всём мире персидской литературы, естественно, должна была оказать влияние и на простой народ…Тюркский язык считался языком простонародья и крестьян, а языком официальным и литературным сделался для всех персидский язык. В результате образовался странный народ: говорящий на одном, а пишущий на другом языке. Заараксовый Азербайджан по настоящее время находится в таком положении. Там каждый говорит по-тюркски, но, когда дело доходит до письма, употребляется персидский язык».

Обратим внимание: противоречивый Расулзаде признаёт, что иранские тюрки имели персидское самосознание и говорили по-персидски. А поскольку поэтов и писателей определяют не по составу крови, а по языку произведений, то получается, что высокая персидская культура победила тюрок и превратила их в персов.

И вот на фоне такого исторического бэкграунда на ирано-азербайджанские отношения оказывает влияние и Турция. Уже 27 января Министерство иностранных дел Турции выпустило пресс-релиз:

«Мы осуждаем вооружённое нападение на посольство Азербайджанской Республики в Тегеране, совершённое сегодня утром. Мы желаем милости Аллаха сотрудникам посольства, погибшим в результате этого нападения, и скорейшего выздоровления раненым. Турция, подвергавшаяся подобным нападениям в прошлом, глубоко разделяет горе азербайджанского народа. Нахождение и привлечение к ответственности лиц, совершивших это подлое нападение, а также принятие всех необходимых мер для предотвращения его повторения, является критически важным моментом. Мы никогда не оставим братский Азербайджан в одиночестве. Наша поддержка Азербайджану будет продолжаться непрерывно, как это было всегда».

На следующий день, 28 января, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил:

«Ожидаем от соседнего Ирана прояснения причин и заказчиков этого теракта, будь то отдельные лица или группы. Вся информация должна передаваться азербайджанской стороне. Мы считаем это важным. Все причастные должны предстать перед правосудием».

А посол Турции в Азербайджане Джахит Багчи в тот же день написал в социальной сети:

«Вместе с нашими военным атташе, советниками и дипломатами мы навестили семью нашего шехида Орхана Аскерова, выразили соболезнования его отцу Ризвану Аскерову, его дяде и другим родственникам. Турция всегда с Азербайджаном и поддерживает его».

Конечно, нападение на посольство, приведшее к гибели человека, вне всякого сомнения является преступлением и должно быть расследовано. Однако информационный фон в азербайджанских СМИ позволяет говорить о том, что для официального Баку и его зарубежных покровителей нападение на посольство в Тегеране было лишь предлогом для подготовки к длительной конфронтации с Ираном. Так, характерно, что 31 января в комментарии одному из СМИ приближённый к власти политолог Ризван Гусейнов заявил в связи с эвакуацией сотрудников азербайджанского посольства из Тегерана и другими событиями:

«При этом будет продолжать действовать генконсульство Азербайджана в Тебризе. То есть Азербайджан имеет свою стратегию в отношениях с Тегераном и отдельное видение отношений с Тебризом. Тебриз исторически является центром азербайджанской государственности и имперскости. Кроме того, Тебриз — это альтернатива современному персидскому политическому проекту. Если Иран будет продолжать делать ставку на Армению, то Азербайджан будет усиливать своё влияние на азербайджанские области Ирана».

То есть фактически в Азербайджане полным ходом идёт кампания по отделению от Ирана целых территорий. В отличие от Пашазаде, азербайджанские пропагандисты и эксперты делают это более тонко, называя врагами не персов, а аятолл или Корпус стражей Исламской революции. Однако суть от этого не меняется, так как официальная пропаганда и идеология современного Азербайджана по факту совпадает со взглядами азербайджанских радикалов, считающих персов враждебным народом.

Поэтому сенсацией оказался комментарий заместителя министра иностранных дел Армении Ваана Костаняна изданию Al-Monitor, опубликованный 31 января. Он заявил:

«У Азербайджана три цели: осуществить этническую чистку в Нагорном Карабахе, спровоцировать широкомасштабную военную напряжённость в регионе и, наконец, подтолкнуть армянскую сторону к предоставлению экстерриториального коридора… Иран является важным партнёром. Граница с Ираном имеет для нас первостепенное значение. У нас две закрытые границы с Турцией и Азербайджаном, поэтому Иран и Грузия — наши единственные ворота во внешний мир… У нас была информация о том, что Азербайджан готовил более масштабные атаки, когда он напал на Армению в сентябре прошлого года. Действия и заявления Ирана помогли остановить дальнейшее ухудшение этой ситуации».

Правда, Костанян добавил, что Армения не планирует приобретение иранского оружия. Однако значение данной новости трудно недооценить. Правительство Пашиняна считается ориентированным на США и европейские страны. Между тем из-за политических обстоятельств даже нынешние власти Армении поддерживают контакты с Ираном, выступающим против турецко-азербайджанского «Зангезурского коридора» и открывшим консульство в Капане на территории Сюника (Зангезура). А поскольку Анкара и Баку не собираются отказываться от своих планов, да ещё и всерьёз решили заняться переформатированием Армении в Западный Азербайджан (см. Турция не против превращения Армении в Западный Азербайджан), то велик риск начала полномасштабной войны в регионе.

Правда, в Азербайджане считают, что «заграница нам поможет». В закавказской республике неоднократно говорили, что в случае боевых действий на помощь Азербайджану придут Турция, Израиль, Саудовская Аравия, ОАЭ и Пакистан. То, что эти страны были бы не прочь разделаться с Ираном, является правдой. Другой вопрос, что Саудовская Аравия и ОАЭ в военной сфере слабее остальных союзников Азербайджана.

Однако желающие разделаться с Ираном находятся не только в Азии. Об этом красноречиво говорят «Зимние учения — 2023», проходившие в турецкой провинции Карс недалеко от Армении с 18 января по 3 февраля. Помимо Турции, в этих учениях принимали участие военные из 17 стран, в том числе из Великобритании, Германии, Азербайджана и Казахстана. За этими учениями наблюдал и Джуаншер Бурчуладзе, министр обороны Грузии, зависящей от турецко-азербайджанского тандема. На фоне участия военнослужащих Германии в учениях на турецкой территории очень странными кажутся утверждения о дистанцировании Турции от Европейского союза и НАТО. Ещё более смешными являются подобного рода утверждения в отношении Азербайджана, которому США, в очередной раз продлившие отмену 907-й поправки, помогают в укреплении безопасности границ. И это не говоря уже о поставках энергоносителей из Азербайджана в европейские страны.

Война Турции и Азербайджана против Ирана не является такой уж невероятной ещё по одной причине. Если бы Израиль попробовал напасть на Иран, то иранская сторона могла информационно подать это как агрессию сионистов, считающихся врагами исламского мира, против мусульманской страны, коей является Иран. США и Великобритания тоже могли бы проиграть информационно в случае нападения на Иран, так как исламский мир ещё не забыл об их нападениях на Афганистан и Ирак. Про Францию, столь ненавистную для африканских мусульман, вообще говорить не приходится. К тому же основные силы США и европейских стран скованы российско-украинским конфликтом.

А вот Турция и Азербайджан могут напасть на Иран, так как большая часть населения этих стран ассоциирует себя с исламом и ненавидит персов. Не просто так в Азербайджане твердят о Шушинской декларации 2021 года, закрепившей военно-политический союз Анкары и Баку. Да и учения недалеко от иранской границы турецко-азербайджанский тандем тоже не просто так проводил. Кроме того, Вашингтон и Лондон в случае необходимости дадут благословение турецко-азербайджанскому тандему на развязывание войны против Ирана, тем более что англосаксы и европейцы будут не прочь воевать турецкими и азербайджанскими руками.

Факторов, ограничивающих подобное развитие событий или откладывающих их на неопределённый срок, не так много. Первым и самым главным являются предстоящие президентские и парламентские выборы в Турции. Дело вовсе не в отношении турецкой оппозиции к официальному Тегерану (для этого стоит вспомнить антииранские высказывания Кемаля Кылычдароглу и Мераль Акшенер), а в том, что Азербайджан будет действовать с оглядкой на Турцию, в которой не будет кадровой чехарды из-за результатов выборов. К тому же у Алиева за долгие годы сложились хорошие отношения с Реджепом Тайипом Эрдоганом и в его интересах сохранение у власти Партии справедливости и развития. Второй фактор — желание Анкары и Баку дождаться самого тяжёлого момента в российско-украинском конфликте, когда Украина получит помощь от Запада и попытается перейти в очередное контрнаступление. В пользу этого говорит тот факт, что нападение Азербайджана на Армению в сентябре 2022 года произошло во время украинского контрнаступления на харьковском направлении. Тем самым турецко-азербайджанский тандем хочет дождаться момента, когда Россия не сможет оказать помощь Армении и Ирану. И третий фактор связан с празднованием в Азербайджане столетия со дня рождения Гейдара Алиева, появившегося на свет в Нахичевани 10 мая 1923 года.

Всё вышесказанное не означает, что Азербайджан и Турция немедленно приступят к военному противостоянию с Ираном. Однако политическая ситуация во всём мире свидетельствует о том, что полагаться на разум политиков, имеющих тесные связи с Великобританией, нельзя. А раз так, то лучше всего не сбрасывать со счетов любые варианты развития ситуации в Закавказье и на Ближнем Востоке.

Петр Македонцев
Все публикации автора

Источник: eadaily.com

Геополитика.РУс
Добавить комментарий