Европейские колонизаторы в конкурентной борьбе за Ливию

0ecb94b3a11e7a4bfd56eae69afdf635 Геополитика Запада

Новый раунд обострения межимпериалистических противоречий

В Африке обостряются межимпериалистические противоречия. Италия, конкурируя с Францией в Ливии, пошла на сближение с Турцией, проведя ряд встреч на уровне премьер-министров, глав МИД и МВД. Ливия с 1911 по 1942 гг. была итальянской колонией, а до этого входила в состав Османской империи. Рим считает важным сохранить контроль над этой страной как pf «воротами в Африку».

И Рим, и Париж раздражены активным сотрудничеством африканских стран с Россией в сфере экономики и укрепления безопасности. Однако интересы Парижа и Рима не совпадают: каждый надеется получить основной доступ к ливийским недрам. В конце января премьер-министр Италии Джорджа Мелони в ходе визита в Триполи подписала соглашение об инвестировании итальянским концерном Eni SpA $8 млрд в разработку ливийских месторождений газа и нефти. К работам планируется приступить в 2026 г.

Концерн Eni SpA – конкурент французской Total. Энергетическая сделка Триполи и Рима воспринимается Парижем как угроза экономическим интересам Франции в Северной Африке. Поддержка позиций Италии Турцией ещё больше усугубляет и непростые франко-турецкие отношения.

В поисках противовеса Париж пошёл на сближение с Грецией, чтобы предотвратить расширение итало-турецкого партнёрства на восточное Средиземноморье. Греко-турецкие отношения отягощены территориальным спором о принадлежности островов в Эгейском море. Анкара выступает против милитаризации островов, Афины же продолжают завоз военной техники американского производства, наращивая силовой потенциал на случай возможного обострения обстановки.

Греческие порты в Эгейском море используются Пентагоном для транзита военной помощи Украине. Пойдя на сотрудничество с американцами в деле снабжения Киева вооружением, Афины не могут сойти с этой дорожки, не могут прекратить завоз военной техники. Анкара видит в этом скрытую попытку Греции добиться силового перевеса над Турцией: кое-что из привозимой техники перепадает и греческой армии.

Половина всех мигрантов в Италию идёт через Ливию. Миграционная безопасность в переговорах с ливийцами имеет для Рима не меньшее значение, чем энергетика. Франция в поисках союзников склоняется к Германии для образования геополитической оси Париж – Берлин на фоне динамики расширения отношений Италии с Соединёнными Штатами. Однако в ливийском вопросе Берлин не окажет Парижу полную поддержку: Германия заинтересована в уменьшении миграции через Ливию в ЕС не меньше Италии и не намерена мешать итало-ливийскому партнёрству.

В январе 2023 г. Ливию посетил директор ЦРУ Уильям Бернс, обеспокоенный успехами российской ЧВК «Вагнер» в этой стране..

Бернс пытался договориться с ливийскими лидерами о недопущении россиян в регион нефтяного полумесяца, дающего 60% экспорта ливийской нефти (побережье залива Сидра с крупными терминалами Сидре, Рас Лануф, Брига и Зувейтине). Ежедневное производство нефти в Сидре составляет 350 тысяч баррелей, Рас Лануфе – 220 тысяч баррелей, Зувейтине – 100 тысяч баррелей, Брига – 8 тысяч баррелей.

Появление Бернса в Ливии Парижу не на руку. Стараясь сделать Европу после выхода Великобритании из ЕС менее «англосаксонской», Франция недовольна перспективами сотрудничества Вашингтона и Рима на ливийском театре. Министр иностранных дел Италии Антонио Таяни в ходе переговоров с турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу подчеркнул, что «Италия стремится усилить политический процесс в Ливии под эгидой Организации Объединенных Наций с целью организации выборов, которые узаконят институты североафриканского государства». Рим претендует на роль главного куратора ливийского направления в политике ЕС и ООН, оттесняя Париж в сторону.

Чтобы сдержать Россию и снизить стратегические выгоды от итало-турецкого партнёрства, Франция закрепляется в Черноморском регионе, развивая отношения с Румынией. Французский контингент составляет ядро подразделения натовской базы в Чинку. «Должна напомнить вам, что мы присутствуем в Румынии на длительный срок и не исключаем постоянного присутствия», – заявила министр иностранных дел Франции Катрин Колонна.

Париж заявляет о вкладе в повышение обороноспособности Румынии и общей политики НАТО на Чёрном море, но за этим скрывается попытка обеспечить себе более выгодные стратегические условия в диалоге с конкурентами. Американские военные грузы из греческих портов в Эгейском море доставляются на Украину через румынский порт Констанца, присутствие Франции в Чёрном море означает присутствие вблизи этих коммуникационных маршрутов. Одновременно Франция консультирует Румынию по вопросам развития военно-морского флота. В ближайшие годы Париж поставит румынским ВМС подлодки Scorpen.

Франция сейчас в запутанной ситуации: поддерживает милитаризацию англосаксами Греции и Эгейского моря в противовес Турции, сотрудничает с проамериканским правительством Румынии, но вместе с Германией работает на уменьшение англосаксонского влияния в Европе и конкурирует в Ливии с Италией, поддерживаемой американцами. При этом все упомянутые государства считают поставки энергоресурсов из Северной Африки альтернативой российскому экспорту сырья и, значит, вынуждены искать диалога друг с другом.

Франко-итальянское соперничество в Ливии – одна из граней более масштабных попыток двух европейских держав удержать в своих цепких когтях остатки былого колониального наследия. Италия намерена усилить своё присутствие в регионе Сахеля, на стыке границ Ливии, Чада и Алжира. В Нигере, который граничит с этими странами, размещены 470 итальянских военнослужащих, там же находятся 4 тыс. французских солдат.

Официальная причина отправки итальянских войск в Нигер – борьба с незаконной миграцией и предупреждение исламистской угрозы (через Нигер проходят миграционные маршруты к побережью Ливии). И это решение укладывается в рамки новой итальянской концепции Расширенного Средиземноморья (il Mediterraneo allargato). Такое Средиземноморье на севере простирается до Альп, на западе – за пределы Гибралтара до Канарских островов и Атлантики, на юге – до Сахеля, на востоке – до Чёрного моря и Крыма, включая весь Ближний Восток, Африканский Рог и явно не учитывает интересы Франции.

Проект Расширенного Средиземноморья не имеет конкретных географических границ, он является умозрительной конструкцией и инструментом проекции присутствия Италии в стратегически важных точках планеты – в Северной и Тропической Африке, в Черноморском регионе, на Ближнем Востоке.

Появление Италии в Сахеле Париж рассматривает как вторжение в зону своих традиционных интересов. Опираясь на страны Магриба как плацдарм для продвижения французского военно-политического влияния вглубь Африканского континента, Париж стремится «дотянуться» через Мали, Нигер и Чад до границ Ливии, которую Рим считает своей старой колониальной собственностью.

Источник: www.fondsk.ru

geopolitics.rus