Сталинградский урок захватчикам на все времена

07186c0feeea5119257bf9c2864c28d9

К 80-летию победы советских войск под Сталинградом

…На высокой ноте начала Красная армия 1943 год, ставший годом коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны и всей Второй мировой войны в целом. Ставкой ВГК была намечена операция «Кольцо», в ходе которой войскам Донского фронта генерал-лейтенанта (с 15 января 1943 года – генерал-полковник) К.К. Рокоссовского предстояло расчленить и уничтожить взятую в клещи в районе Сталинграда вражескую группировку. К 10 января все подготовительные мероприятия были завершены.

Чтобы избежать напрасного кровопролития, перед началом операции представитель Ставки ВГК генерал-полковник артиллерии Н.Н. Воронов и командующий Донским фронтом генерал К.К. Рокоссовский предъявили командованию окруженной 6-й немецкой армии ультиматум с требованием добровольно сложить оружие. В нём говорилось: «Мы гарантируем всем прекратившим сопротивление офицерам, унтер-офицерам и солдатам жизнь и безопасность, а после окончания войны возвращение в Германию или любую страну, куда изъявят желание военнопленные. Всему личному составу сдавшихся войск сохраняем военную форму, знаки различия и ордена, личные вещи, ценности, а высшему офицерскому составу и холодное оружие. Всем сдавшимся офицерам, унтер-офицерам и солдатам немедленно будет установлено нормальное питание. Всем раненым, больным и обмороженным будет оказана медицинская помощь». Ответ ожидали к следующему дню – 9 января 1943 г.

Однако командующий 6-й армией генерал-полковник Ф. Паулюс, власть которого распространялась на всю группировку, окруженную под Сталинградом, дезориентировал подчиненные ему войска, «объяснив», что своим ультиматумом русские хотят лишь сломить волю к сопротивлению и никакие обещания выполнять не собираются: «Если армия сложит оружие, большинству из нас грозит неминуемая смерть или от вражеской пули, или от голода и страданий в кошмарном сибирском плену. Ясно одно – кто сдастся в плен, своих близких уже никогда не увидит». Ультиматум советского командования был отклонён, и все жертвы, понесенные окруженными в дальнейших боях, оказались на совести Паулюса.

10 января началась ликвидация вражеской группировки. Надо заметить, что советская разведка, определяя численность «окольцованного» врага, допустила промах. Как вспоминал маршал А.М. Василевский, «по разведывательным данным из фронтов, принимавших участие в контрнаступлении, а также разведывательных органов Генерального штаба, общая численность окруженной группировки… определялась в то время в 85–90 тыс. человек. Фактически же в ней насчитывалось, как мы узнали позднее, более 300 тысяч».

В результате проведение операции «Кольцо» в нарушение первоначальных расчётов Ставки ВГК затянулось. Было задумано нанести главный удар с запада на восток с целью рассечения окружённой группировки надвое и последующего уничтожения её отдельных частей. Однако именно в западной группировке 6-й армии находились наиболее боеспособные дивизии, поэтому с первых же дней завязались тяжёлые бои.

Тем не менее ситуация была совершенно иной, нежели летом-осенью 1942 г. Хотя войска Донского фронта не имели перевеса над противником в живой силе и танках, но уже превосходили его в артиллерии и самолётах. Да и боевой опыт наше командование накопило изрядно. На направлении главного удара К.К. Рокоссовский сосредоточил 33% всех стрелковых дивизий, 50% артиллерийских, 57% гвардейских минометных и 75% танковых частей фронта.

К исходу первого дня наступления оборона противника была прорвана на глубину 6-8 км. К 16 января территория района окружения уменьшилась на две трети. Остатки немецкой группировки стали отходить к городской черте Сталинграда. Обещанное Гитлером и гарантированное Герингом непрерывное снабжение окруженных войск боеприпасами, горючим и продовольствием по воздуху было сорвано советской авиацией и войсками ПВО. С потерей последних более или менее оборудованных в навигационном отношении аэродромов снабжение можно было вести, только сбрасывая контейнеры на парашютах, но последние довольно часто падали на боевые порядки наших наступающих войск. К слову, именно за время советского контрнаступления под Сталинградом были навсегда подорваны силы немецкой транспортной авиации, потерявшей здесь около 500 самолетов и не восстановившей свои силы до конца войны.

Вражеские войска были зажаты на территории, протяженность которой с севера на юг составила 20 км, а с запада на восток – 3-4 км. 25 января 1943 г. войска Донского фронта прорвались в Сталинград. А к исходу следующего дня входившая в город в районе Мамаева кургана 21-я армия генерал-майора И.М. Чистякова соединилась с 62-й армией генерал-лейтенанта В.И. Чуйкова, которая все последние месяцы держала оборону в пределах городской черты и теперь наступала навстречу. Этим ударом вражеская группировка была рассечена на две части: южную, в центральной части города, и северную, оказавшуюся окружённой в районе тракторного завода и завода «Баррикады».

30 января генерал-полковник Паулюс получил последнюю радиограмму от Гитлера. Она гласила: «Поздравляю вас с производством в генерал-фельдмаршалы». Если в ней и содержался, как считают некоторые историки, завуалированный приказ покончить жизнь самоубийством (до этого ни один немецкий фельдмаршал в плен не сдавался), то командующий агонизирующей армией предпочёл намёк не заметить.

В тот же день начальник его штаба генерал А. Шмидт поручил переводчику выйти с белым флагом на площадь перед универмагом, в подвале которого скрывался штаб, и найти командиров соответствующего ранга, которым фельдмаршал мог сдаться, не теряя достоинства. Утром 31 января к месту расположения штаба прибыли офицеры управления 64-й армии во главе с начальником её штаба генерал-майором И.А. Ласкиным. Паулюсу был предъявлен ультиматум с требованием к окружённой группировке прекратить сопротивление и полностью капитулировать. И потянулись из подвальных глубин, складывая оружие, оголодавшие немецкие вояки…

Бои продолжались до 2 февраля 1943 года, ликвидировались последние очаги сопротивления врага, шла массовая сдача немцев и румын в плен. Всего в ходе операции «Кольцо» нашими войсками были пленены около 113 тыс. военнослужащих, в том числе 2,5 тыс. офицеров, из них 22 генерала. Были полностью уничтожены 22 дивизии противника.

Разгром под Сталинградом крупнейшей группировки вермахта и последовавшие успешные действия Красной армии на Курской дуге закрепили коренной перелом в ходе войны.

Едва ли не самую компетентную оценку действиям советских полководцев дал Паулюс. В феврале 1946 г. он выступал на Нюрнбергском процессе над главными военными преступниками в качестве свидетеля обвинения с советской стороны. На ехидный вопрос одного из адвокатов, правда ли, что он, находясь в плену, читал в московской Военной академии лекции по стратегии, битый фельдмаршал ответил: «Советская стратегия оказалась настолько выше нашей, что я вряд ли мог понадобиться русским хотя бы для того, чтобы преподавать в школе унтер-офицеров. Лучшее тому доказательство – исход битвы на Волге, в результате которой я оказался в плену, а также и то, что все эти господа сидят сейчас вот здесь, на скамье подсудимых».

На следующий день после капитуляции 6-й армии по всей Германии в знак траура звонили колокола, по радио передавали траурную музыку. Служба безопасности докладывала, что многие немцы рассматривают разгром 6-й армии в трагических тонах, как «перелом в войне». Пропагандистский аппарат Третьего рейха пытался делать хорошую мину при плохой игре. «Они погибли, чтобы жила Германия», – писала «Фелькишер беобахтер», официальный орган НСДАП.

А для советского народа и его Красной армии это был великий праздник. Тот самый, который был обещан Верховным главнокомандующим И.В. Сталиным в приказе, изданном 7 ноября 1942 г. к 25-летию Октябрьской революции. «Будет и на нашей улице праздник!» – заверял автор приказа, и праздник наступил.

Источник: www.fondsk.ru

Оцените статью
( Пока оценок нет )
geopolitics.rus
Добавить комментарий