Москва — третий Рим

Смысл доктрины «Москва — третий Рим», заложенный в неё Филофеем Псковским, таков: Россия - единственная страна, хранительница очага православия, и если она падёт, закончится христианская вера на земле...
Концепция "Москва - третий Рим" / автор - Старец Филофей (1-я пол. XVI в.) – монах Псковского Елеазарова монастыря / геополитика России

Суть доктрины «Москва — Третий Рим»

В нескольких словах она довольно проста: Россия (когда идея только формировалась – Московское государство) является наследницей, преемницей Византийской империи, которая тоже приняла «эстафету» мирового лидерства от другой великой империи – Рима. Правда, лидерство, которое наследовала Москва – особого рода.

«Два Рима падоша…»

I в. от Рождества Христова. Апостол Павел проповедует истинную веру в Асии. Местные иудея, не терпя Слова Божия, нападают на проповедника, а затем – сдают его местным властям. Недолго думая, те решают пытать неизвестного проповедника. Павла должны были бить бичами. Но св. Лука рассказывает:

«Когда растянули его ремнями, Павел сказал стоявшему сотнику: разве вам позволено бичевать Римского гражданина, да и без суда? Услышав это, сотник подошел и донес тысяченачальнику, говоря: смотри, что ты хочешь делать? этот человек — Римский гражданин. Тогда тысяченачальник, подойдя к нему, сказал: скажи мне, ты Римский гражданин? Он сказал: да. Тысяченачальник отвечал: я за большие деньги приобрел это гражданство. Павел же сказал: а я и родился в нем. Тогда тотчас отступили от него хотевшие пытать его…»

(Деян. 22:25-27).

Первый Рим

Гражданин Рима, которым был св. Павел, действительно, как говорится, «звучало гордо». Ведь носивший это звание принадлежал великой империи, которая:

  • была самым большим государством тогдашнего мира;
  • единственной за всю историю человечества, владевшей всем (вплоть до Африки) побережьем Средиземного мора;
  • имела население около 60 млн. человек, что составляло тогда пятую часть жителей планеты.

Таков был Первый Рим, существовавший как единое, мощное государство с 27 г. до Р.Х. по 476 г., когда империя, уже фактически расколовшаяся на две, потеряла западную часть с самим городом Римом, который именовался «вечным». На самом деле, как оказалось, ничего вечного на земле нет.

Еще за несколько десятилетий до Рождения на земле в одной из римских провинций, Иудее, Иисуса Христа, великая империя начала постепенно терять себя. Внешне могущественная, процветающая, она медленно утрачивала не деньги или территории, но, как выяснилось, самое главное: смыслы существования. Люди все более чувствовали, по слову прор. Амоса, духовный глад «слышания слова Божия» (Ам.8:11), удовлетворить который не могли ни языческие «боги», по сути – бесы, ни распространившееся последние столетия жизни империи обожествление правителя – императора. Именно за отказ поклоняться ему страдали христиане, для которых единственным Богом оставался Иисус.

Но Церковь выдержала все гонения. С 313 г. Константин Великий выводит христианство из-под запрета. Так постепенно на месте языческого Рима начинает формироваться христианская империя.

«Ромеи» из Византии

Византией (по имени основателя, Визаса) именовалась небольшая греческая колония на востоке империи. Именно сюда Константин Великий переносит столицу империи. Биографы первого христианского императора говорят: хотя Константин воцарился в «вечном городе», ему было крайне не комфортно здесь, где буквально ощущалось дыхание столетий язычества, все еще действовали храмы некогда блистательных «богов». Язычество все еще было настолько влиятельно, что равноапостольный император решился принять Крещение буквально за часы до смерти, уже больным. Тогда как все время своего правления так и не решился отказаться от титула, который традиционно носил Римский император: «Pontifex maximus», то есть «Верховный жрец». Понятно, что не Христа…

Вероятно, как раз эта раздвоенность привела к тому, что в 476 г. Западная Римская империя пала – с тех пор ее преемницей стал «второй Рим», исторически известный как Византия, хотя сами граждане именовали себя «ромеями», римлянами.

Существование этой империи продлилось еще чуть менее 1000 лет. За эти годы:

  • расцвела христианская духовность, святоотеческая традиция; возникло монашество, просияли тысячи подвижников;
  • именно на христианском Востоке Вселенские соборы с IV по VIII в. сформулировали догматы – истины веры;
  • созданы шедевры христианской архитектуры – главным из них был, конечно, храм Св. Софии Константинопольской;
  • приняли христианскую веру сотни народов – включая (988 г.) Русь.

Вопрос о том, почему великую христианскую империю, образец для всего мира, постигла судьба первого Рима, до сих пор вызывает дискуссии. Почему, когда началось духовное оскудение? Пали ли «ромеи» жертвой собственной гордости, «почив на лаврах» величайшей державы мира?

Но уже к началу XIII в. они, теснимые мусульманами, по сути, начинают торговать последним, что осталось – верой. С этого времени не один византийский император раз за разом пытается вступить в «унию» с отошедшими от вселенского христианства католиками, обещая признать их нововведенные догматы, примат римского первосвященника. Все это – в обмен на «военную помощь» с Запада, которая, правда, почему-то выражается в форме крестовых походов… против самой империи, «восточных схизматиков». Уже с XI в. на территории империи появляются государства, созданные крестоносцами в дальних провинциях «нового Рима», например, Палестине. С XIII – католики захватывают исконные земли империи. Так на карте появляются Латинская империя, Королевство Фессалоники.

Постепенно территория, которая все еще считается империей, сокращается до размеров самого града Константинополя с окрестностями. А царедворцы уже, подобно простолюдинам, едят из деревянной посуды – настолько беднеет «второй Рим». Точку в его существовании ставят два события:

  • Флорентийская уния 1439 г.; собор, где участвуют представители католического мира и Константинопольские иерархи, принимает решение об объединении христиан Запада и Востока на условиях полного подчинения Риму – административного, духовного; разумеется, умирающей империи опять обещана помощь, но снова ее не будет; впрочем, и унию отвергнет церковный народ;
  • 29 мая 1453 г. «второй Рим» пал под натиском турок; его существование окончилось.

Формирование концепции «Москва — третий Рим»

Разразившаяся катастрофа потрясла весь тогдашний христианский мир. Пала православная империя, надежда всех верующих. Чего ждать далее? Очевидно: Второго Пришествия Господа, тем более, что, по одному из древних преданий, миру суждено было 7000 лет существования, а 7000 г. от Сотворения мира наступал в 1492 г. от Рождества Христова. Наступление «времен и сроков» казалось очевидным всем – не исключая России.

Здесь давно с крайней тревогой смотрели на происходящее в Византии, Русская Церковь хранила преданность «Церкви-матери». Лишь после позорного собора во Флоренции шесть русских епископов (именно столько епархий составляли тогда Русскую митрополию!) возвысили голос против происходящего:

  • Поместный Собор 1441 г. отверг унию – притом, что относительно беззаконного «вселенского собора» хранили молчание все православные Патриархи;
  • с 1448 г. Русская Церковь начала самостоятельно поставлять митрополитов – ввиду уклонения Константинопольской Патриархии от веры.

По сути, первые годы после унии Россия оставалась единственной православной страной мира, не порабощенной мусульманами или язычниками, имеющей христианского правителя – великого князя.

А за падением Константинополя спустя чуть более, чем 20 лет последовало обретение страной политического суверенитета. В 1480 г. состоялось знаменитое «стояние на Угре», когда татары, от которых Русь зависела с середины XIII в., бежали от русских войск, не приняв боя. Так на карте Европы появилась христианская держава.

Последовательность событий – падение Константинополя, затем – «стояние на Угре» вполне естественно наводила на мысль как бы о передаче «эстафеты» от разрушающегося второго Рима новой христианской державе. Вопрос, для чего.

Византия была не только духовным, но – политическим лидером тогдашнего мира. Пристало ли становиться таковым России – тогда, когда на 1492 г. уже не составляли Пасхалии, ожидая Страшного Суда? Ответ очевиден. Он дан в послании великому князю Василию III старца Филофея из Спасо-Елеазарова монастыря на Псковщине (1523-1524 гг.):

«Блюди и внемли, благочестивый Царю, яко вся христианская Царьства снидошася в твое едино, яко два Рима падоша, а третей стоит, а четвертому не быти. Уже твое христианское Царство инем не останется, по великому Богослову…».

Это означает не то, что христианская Россия будет существовать вечно, но – что это последнее христианское царство, задача которого – не лидерствовать в политике или военном деле, но хранить веру до скорого Страшного Суда, о котором говорит Откровение Иоанна Богослова.

Автор идеи «Москва -третий Рим»

Слова Филофея столь известны, что многие считают именно его автором идеи. Впервые об этом заявил русский историк Владимир Степанович Иконников (1869 г.). Он считал, что старец первым сформулировал идею – во всяком случае, неизвестны более ранние источники, где она была бы изложена настолько четко. Однако, у современных ученых существуют также другие позиции:

  • московский исследователь, доктор исторических наук, А.Л.Юрганов, например, полагает, что Филофей не имел намерений формулировать что-то вроде государственной идеологии, более того, он всего лишь озвучил великому князю общеизвестные факты – действительно, разве не начали думать о хранении веры до Страшного Суда, например, отцы Собора 1441 г., когда, казалось весь христианский мир отошел от православия после унии?
  • есть также точка зрения, что о «третьем Риме» говорил еще митрополит Зосима во времена Ивана III, около 1492 г.; впрочем, репутация этого автора вызывает серьезные вопросы у историков, так как, по ряду данных, он сочувствовал новгородским еретикам.

Во всяком случае, вполне очевидно: идея, можно сказать, «носилась в воздухе» ввиду известных политических катаклизмов, падения Константинополя. А кто ее первым сформулирует, современникам, возможно, было не так важно.

Эволюция идеи

Люди, пытающиеся высчитать «времена и сроки», как обычно, ошиблись. 1492 г. не стал последним для существования мира. Постепенно понятие «третьего Рима» стало трансформироваться в понятие христианской империи, чем-то похожей на Византию.

«Москва — третий Рим» в трудах философов

Особенно много стали писать о концепции с середины XIX в., когда с началом борьбы славян Балканского полуострова против турок возникла идея православной славянской империи: например, о возможном государстве славян, столицей которого мог стать Константинополь (Стамбул) писал Н.Я.Данилевский. О всемирной империи мечтал Ф.И.Тютчев:

«Москва, и град Петров, и Константинов град

Вот царства русского заветные столицы…

Но где предел ему? и где его границы

На север, на восток, на юг и на закат?

Грядущим временам судьбы их обличат…»

А в начале XX в. Н.А.Бердяев считал созданный Лениным Третий Интернационал, имевший целью «экспорт революции», основанным все на той же национальной идее «третьего Рима». Его книга «Истоки и смысл русского коммунизма» не раз потом использовалась западными пропагандистами для обличение «экспансионизма» советской (и постсоветской) России. Так религиозное содержание идеи окончательно отошло на второй план. Но не забылось.

Что же сейчас? О том, жива ли идея, какой она была изначально, много споров. С одной стороны, нельзя не согласиться с митр. Иларионом Алфеевым, который, отвечая на вопрос об актуальности концепции, сказал, что она не отражает реальность наших дней:

ведь «если мы посмотрим на воцерковленность нашего населения, то мы не можем сказать, что большинство нашего православного населения являются воцерковленными людьми». С другой стороны, именно в России сейчас проживает наибольшее количество православных. Не значит ли это, что они все еще хранят веру – до Суда, который все равно будет?

Автор: Наталья Сазонова

Источник

ПС: Концепция «Москва — третий Рим» становится актуальной именно сегодня, во времена, когда Россия пока не сформулировала идею своего дальнейшего существования, и легко может трансформироваться в иную идеологическую форму, напрямую не связанную с православием, а, например, с сохранением накопленных во времена своего расцвета богатых русских и европейских традиций, нового «Ноева ковчега» восточноевропейской и в целом европейской цивилизаций, базу, на основе которой будет воздвигнуто новое гражданское общество, способное и далее хранить свой ценнейший накопленный потенциал и совершенствоваться духовно, развиваться на благо как государства, так и каждого его обитателя, гражданина своей страны.

Подписывайтесь на наш Телеграмм — канал

Геополитика.РУс
Добавить комментарий