Единая валюта Союза России и Белоруссии: каковы перспективы решения вопроса

5b25ca141b67f3a9b4a6528a0885735e

Единая валюта Союза России и Белоруссии: каковы перспективы решения вопроса

Президент Белоруссии Александр Лукашенко в очередной раз заявил, что введение единой с Россией валюты в ближайшем будущем не произойдёт, несмотря на то что этот вопрос обсуждается уже не первое десятилетие. Камнем преткновения остается то, что Минск настаивает на предоставлении ему права самостоятельно печатать российские рубли, чтобы не лишиться контроля над своей финансовой системой, но это не устраивает Москву.

29 мая президент Белоруссии Александр Лукашенко во время встречи с председателем Центробанка РФ Эльвирой Набиуллиной заявил, что договорился с президентом России Владимиром Путиным отложить на неопределённый срок введение единой для двух стран валюты. По его словам, из-за возможных сложностей при замене российским рублём белорусского «зайчика» это вопрос «не сегодняшнего дня».

Между тем возможность введения единой для России и Белоруссии валюты обсуждается практически с момента подписания союзного договора в 1999 году. При этом Александр Лукашенко и другие представители местных властей регулярно высказывались как в пользу этого предложения, так и против. К примеру, ещё в 2006 году глава Нацбанка Пётр Прокопович заявил об ожидаемом введении единой валюты с 2007 года. Однако уже через несколько месяцев Лукашенко заявил о том, что этот вопрос требует серьёзной проработки. И за прошедшие с тех пор 17 лет ситуация не изменилась.

В чём корень зла?

Основным спорным вопросом на протяжении всех 24 лет переговоров о введении общей валюты остаётся требование Лукашенко предоставить Белоруссии право эмиссионного центра наравне с Россией. То есть, говоря проще, в Минске должен быть свой печатный станок для выпуска российских рублей. Ещё в 2007 году белорусский президент заявил, что должен иметь право печатать единую валюту, и с тех пор упорно придерживался этой позиции. Скорее всего, именно этот вопрос остался ключевым и в 2023 году.

Нежелание Александра Лукашенко перейти на российский рубль без права самому его печатать вполне понятно. Эмиссия валюты позволяет решить проблему дефицита бюджета за счёт выпуска новых денег. Разумеется, подобные действия обычно приводят к ускорению инфляции, которая «съедает» реальные доходы населения, но зато позволяют покрывать «дыры» в государственной казне. Также собственный эмиссионный центр позволяет поддерживать темпы экономического роста за счёт предоставления дополнительных средств коммерческим банкам.

Соответственно, вводить российский рубль без права его эмиссии для Александра Лукашенко означает отдать под фактический контроль соседа всю финансовую систему Белоруссии и экономику в целом. А в результате страна очень быстро утратит свой суверенитет: все вопросы – начиная с очередного проекта бюджета – придётся решать в Москве, а не в Минске. Разумеется, белорусского президента перспектива превращения в фактического подчиненного Владимира Путина не устраивает.

Кроме того, сохраняются и «санкционно-курсовые риски». Хотя геополитические потрясения последних лет рубль пережил не самым худшим образом, вероятность его дальнейшего ослабления по-прежнему высока. А это обычно приводит к ускорению инфляции, поскольку Россия по-прежнему импортирует значительный объём товаров, правда, теперь уже в основном из стран Азии, особенно из Китая. Если учесть, что сейчас динамика потребительских цен в России и Белоруссии вполне сопоставима (в 2022 году инфляция в России составила 11,9%, в Белоруссии – 12,8%, в 2021-м – 8,4% и 10% соответственно), то «импорт инфляции» в случае нового выраженного ослабления российского рубля вряд ли обрадует Лукашенко.

Станок мы не дадим

Естественно, что и у Москвы хватает причин для того, чтобы не давать печатный станок Лукашенко. Признав право эмиссионного центра за Белоруссией, Россия автоматически становится ответчиком за все выпущенные там рубли. А это не только потенциальная серьёзная нагрузка на российский бюджет. В условиях, когда Нацбанк Белоруссии и ЦБ РФ одновременно проводят рублёвую эмиссию, будет крайне сложно контролировать уровень инфляции.

Отметим, что борьба с ростом потребительских цен всегда была больным местом для российских властей и ЦБ. И жертвовать достижениями в этой сфере даже ради получения контроля над финансовой системой Белоруссии Владимир Путин и его окружение явно не собираются. Кроме того, фактически РФ окажется ответственной и за выплату долгов Белоруссии – к маю 2022 года они составляли $21,4 млрд, или 33,5% ВВП.

Наконец, в плане экономики Белоруссия слишком сильно уступает России. Если быть точным, то почти в 24 раза. По данным Всемирного банка, ВВП по паритету покупательской способности России в 2021 году составил $4 785 млрд (шестое место в мире), а Белоруссии – $203 млрд (69-е место). Соответственно, при такой разнице в масштабах экономики требование Лукашенко предоставить ему право эмиссионного центра выглядит столь же логичным, как если бы страны Прибалтики при вступлении в Еврозону потребовали бы себе право печатать евро.

Утешение «плюшками»

В то же время для Белоруссии есть немало плюсов в выпуске общей валюты. Во-первых, в рамках договорённостей о переходе на российский рубль Лукашенко вполне мог бы выторговать реструктуризацию или даже списание долга своей страны перед Россией – а это более 40% общей задолженности Белоруссии. Во-вторых, переход на рубли мог бы способствовать росту инвестиций из России. В-третьих, это вполне могло бы стать поводом для снижения экспортных цен на газ.

Впрочем, газовую «плюшку» Минск, скорее всего, получит и так – просто как союзник. В прошлом году Владимир Путин говорил, что Россия и Белоруссия до 1 декабря 2023 года подпишут документ о создании единого рынка газа в рамках Союзного государства. Также предусмотрено заключение договора об объединении рынков нефти и нефтепродуктов и договора о едином рынке электроэнергии.

Отметим, что в 2022 году фиксированная стоимость газа для Белоруссии составляла $128,5 за тысячу кубометров, в то время как для российских потребителей она не превышает $72. Таким образом, Белоруссия могла бы получить существенную выгоду даже по сравнению со своим нынешним привилегированным положением (для сравнения, в настоящее время в Европе газ торгуется по цене около $280 за тысячу кубометров, что является самым низким уровнем более чем за два года).

Что с того?

Судя по текущей ситуации и последним заявлениям, можно предположить, что никакие «плюшки», которые может пообещать Владимир Путин, не перевешивают для Александра Лукашенко опасения по поводу перехода контроля над финансовой системой страны к соседу. В свою очередь, президент России в условиях Специальной военной операции на Украине и противостояния с Западом явно не собирается форсировать переход Белоруссии на российские рубли, в том числе и для экономии средств, которые придётся потратить на упомянутые «плюшки».

Поэтому рублёвый переход, вероятно, будет возможен лишь в одном из трёх случаев: если власть в Белоруссии перейдёт к более слабому лидеру, если у Минска возникнут серьёзные финансово-экономические проблемы или же если СВО закончится полной и безоговорочной победой России.

Дзен Телеграм Подписывайтесь на наши каналы и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня. Поделиться:

Источник: m.tsargrad.tv

Геополитика.РУс
Добавить комментарий